Подарок на совершеннолетие

Размер шрифта: - +

14 глава

                                                                            14 глава.

– И все-таки мы должны были с ними попрощаться, – в пятый по счету раз произношу я, выкручивая руль под монотонный голос навигатора.

И Алекс отзывается насмешливым:

– Только не говори, что ты поверила этой истории с кладом. Как говорится, чем бы дитя не тешилось...

– Мы не можем знать наверняка, – возражаю в зеркало заднего вида. – Карту-то нам так и не показали... А вдруг все правда?!

Бас поднимает глаза от вязания – голубое шерстяное полотнище похоже на стяг

неизвестного государства – и говорит:

– А мне Бутерброд понравился. Такой милый песик!

Мы с Алексом стонем одновременно.

– Прямо тебе под стать!

– Да ты и сам как бы милый!

В один голос добавляем мы, и, переглянувшись, начинаем смеяться. Бастиан беззлобно ворчит:

– Смейтесь, смейтесь, мои брутальные сотоварищи! – и меня разбирает еще больше: самый брутальный из нас именно Бастиан, и я никак не могу привыкнуть к его огромным мускулам в противоестественном (как мне кажется) сочетании с тонко-хлипкими вязальными спицами. – А песик был действительно милый, – не сдает он своих позиций, – хоть и пытался дважды цапнуть меня за палец.

Алекс улыбается, и это третий раз с начала нашего путешествия – я веду точный подсчет каждой из его улыбок.

– Надо быть настоящим злодеем, чтобы решиться обидеть такого милого парня, как ты, – произносит он в своей обычной, слегка насмешливой манере. Обычной до встречи с Эстер... И волна ностальгического «цунами» на секунду затопляет меня от макушки до кончиков пальцев на ногах.

Разом припоминаю первую встречу с Шарлоттой после ее возвращения в Германию (ходили слухи, что она забеременела от Юлиана и сбежала рожать куда-то в Италию): случайное столкновение в магазине, перевернувшее всю мою жизнь...

– Стефани!

– Шарлотта!

– Как дела?

– А у тебя как?

Она пригласила меня на чай и назвала адрес – я не могла упустить подобной возможности и... вскоре уже утвердилась в доме на Максимилианштрассе в качестве персонального тренера Алекса Зельцера.

Не знаю, откуда взялась во мне эта смелость и само чувство... откуда берутся симпатия? Страстная влюбленность?.. Любовь... Они просто либо есть, либо их нет. В моем случае я прошла все стадии одну за другой, а Алекс так этого и не заметил, вернее я не позволила ему заметить: когда меня знобило от страстного желания хотя бы просто прикоснуться к нему, я начинала гонять его на тренажерах еще сильнее, а себя – смотреть на все это с презрительным недовольством. Именно в моменты подобной стервозности я и была уязвимее всего... и только неизменные Алексовы шуточки помогали мне держаться на плаву.

Сейчас я понимаю, что мне стоило бы признаться... еще тогда показать свои чувства, и Алекс мог бы ответить на их. Это не только сделало бы нас обоих счастливее – это уберегло бы нас от Эстер.

А теперь и говорить нечего...

Парни продолжают шуточно препираться: «не называй меня милым» (Бастиан), «если конфета – это конфета, то как же мне не называть ее конфетой» (Алекс), «не все конфеты сладкие по существу» (Бастиан), «горький шоколад или мятные пастилки, какими бы горькими не были на вкус – все равно остаются конфетами» (Алекс)... Я уже не понимаю, о чем они говорят и снова погружаюсь в свои размышления.

Мы выехали с Планзее около шести утра... Никакой спешки не было (до Инсбрука ехать чуть больше часа) – нам не давала спать сама мысль о намеченном: Бас, хоть и не подает вида, тоже здорово трусит, уж я-то хорошо его изучила: вон как скачут спицы у него в руках... И это только от нервов, можете мне поверить.

А меня успокаивает езда: Бас потому и посадил меня за руль – знает, что мне не усидеть на заднем сидении без дела. Изведусь до смерти. Накручу себя сверх всякой меры. А так дорога отвлекает меня... пусть и не абсолютно.

Теперь, когда мы так близки к цели, наша «гениальная» идея уже не кажется столь гениальной... Может, зря мы все это задумали, да и Алекс недобро так поинтересовался, узнав, куда мы путь держим: «Инсбрук? С чего вдруг?» Я замялась:

– Так бабочки, Алекс, ты знаешь, какие красивые бабочки в Хофбурге?! Целый павильон с тропическими красавицами, уверена, ты не хочешь этого пропустить.

Он хмыкнул.

– А в Вену заехать не хочешь, – спросил с некоторой издевкой, – там в ботаническом саду бабочки еще краше? Об этом ты, конечно, не знала.

Не знала, да и не о том речь: боюсь, наша авантюра может нехорошо кончиться, и бабочки тут абсолютно не при чем...

В этот момент я замечаю женскую фигурку у обочины: на ней огромный походный рюкзак, изорванные по моде черные джинсы и две тоненькие косички, перетянутые черными же ленточками. Прямо Энн из поместья «Зеленые крыши» в ее более агрессивной версии.

– Автостопщица, – обращаюсь к парням, привлекая их внимание к девушке. – Подхватим или как? Решайте скорее.

Бастиан вытягивает шею.

– Надеюсь, она не прячет в рюкзаке электропилу...

– И топор, – добавляет Алекс. – Откуда она взялась? Тут вокруг ни души.

– Так, я торможу, – отзываюсь на их несерьезные выпады в адрес неизвестной. – Нехорошо было бы проехать мимо... И, – добавляю совсем строгим голосом, – не спрашивайте ее про содержимое рюкзака, вы, люди, утратившие веру в человечество. Привет! – машу девушке в приспущенное окно, – тебе куда надо?



Евгения Бергер

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться