Подарок на совершеннолетие

Размер шрифта: - +

17 глава

                                                                         17 глава.

Наверное, именно в такие моменты люди и говорят «мне нужно закурить», успокоить нервы, достичь вселенского равновесия и т.д. и т.п., и так как мы с Басом не курим, то покупаем в автомате один «сникерс» на двоих и медленно поедаем его на лавочке за отелем. Тут темно и тихо.

– Как считаешь, мы с тобой полные идиоты? – любопытствую я, откусывая от своей половины шоколадного батончика.

Тот мерно пережевывает откусанный кусок, а потом отвечает:

– Если и не полные, то очень близко к тому...

Я вздыхаю.

– Неприятно осознавать.

– А мне-то как неприятно.

Снова молчим – мне этой ночью не уснуть, голова так и пухнет от обилия мыслей. Вот бы взять и отключить их на время... Однако, это невозможно.

– А эта Эрика.., – снова начинаю я.

И тот вскидывается:

– А что с ней? Носится со своим найденышем, как с писаной торбой. Просила искупать его в моей ванне, представляешь?

Невольно улыбаюсь.

– Она, как мне показалось, не только с котенком носилась... – И Бастиан впервые глядит на меня, даже жевать перестает.

– Глупости не говори, – одергивает строгим голосом, а потом другим тоном: – Ты видела ее глазищи? Два черных омута: затащит – не выплывешь.

Теперь я улыбаюсь по-настоящему и тычу парня локтем в безразмерный бок:

– Но она тебя зацепила, согласись?

– Вот еще, я и знаю-то ее не больше пары часов.

– А больше и не требуется: оно либо есть, либо его нет.

– О чем ты?

– О притяжении, братец. Ее явно к тебе так и магнитит...

– Я ТВОЙ парень, не забыла?

– Как уж тут забудешь, – и снова откусываю от шоколадки.

После очередного минутного молчания Бастиан произносит:

– Предлагаю убраться из этого города как можно раньше и как можно дальше. Согласна?

– Ты прямо мои мысли озвучил. Во сколько выезжаем?

– В шесть утра.

– Договорились. – Кидаю обертку в урну и поднимаюсь.

– Поспи хоть чуть-чуть, завтра нам предстоит долгий путь.

– Посплю, – отзывается Бастиан, – вот только посижу еще немного.

– Спокойной ночи, – вздыхаю в ответ, покидая уютное уединение нашего тайного убежища.

В моей комнате спит Эрика: она уснула, едва коснувшись головой подушки. Ее пушистый питомец пристроился в ногах! А вот я так и не смогла сомкнуть глаз: промаялась с три четверти часа, а потом выбралась из комнаты, где и столкнулась с Бастианом – с тех пор мы и сидели на этой лавке, деля одну шоколадку на двоих. Своеобразная традиция...

А началось все восемь лет назад, когда моя мама вернулась из отпуска во Франции со своим новым кавалером. Неожиданность, от которой у меня поначалу просто крышу снесло!

– Ты уже забыла папу? – пеняла я ей обиженным голосом. – Решила променять его на другого мужчину. Как ты можешь?! Это самое настоящее предательство.

Мама была терпелива, как никогда... Выслушивала меня с ангельской улыбкой на губах, а потом все равно готовилась к намеченной свадьбе.

Я и опомниться не успела, а меня уже знакомили с новоявленным братом: огромным детиной с копной белокурых волос, который ужаснул меня одним своим видом; я так и сказала маме «однажды ночью он прирежет нас в собственных постелях, сама будешь виновата». Она абсолютно по-детски фыркнула, а потом рассмеялась...

В тот момент я ненавидела ее всеми фибрами души. По крайней мере, так мне казалось...

Мой новый папА – именно папА и никак иначе! – оказался таким же страстным поклонником Франции, как и моя мать (думаю, именно это их и сроднило первоначально): она всю жизнь преподавала французский, он – готовил французские блюда.

Вот только в нас с Бастианом французского было ровно на грош с четвертью и сродниться на фоне всего французского у нас, само собой, не получилось... Приходилось искать новые области соприкосновения, и сдружил нас в итоге... шоколад.

И это при том, что я в принципе не люблю сладкое...

Вот как это случилось: меня наказали... несправедливо, как мне казалось. Разбила нос однокласснице, насмешливо отозвавшейся о девочке-инвалидке, встреченной нами по дороге из школы. Ну да, у меня был пунктик... из-за отца, и я не сдержалась, а мама разъярилась как никогда. Думаю, ей было стыдно перед новым мужем... Она заперла меня в комнате, велела сидеть в ней до вечера, отобрала телефон и компьютер, а также лишила карманных денег на месяц. Это был сущий апокалипсис! Я сидела донельзя обиженная на весь мир, и тут что-то стукнуло в створку моего окна – Бастиан. Стоял на лужайке под моим окном с маленьким камушком в руке…Пришел поиздеваться, решила я, показав ему средний палец... Парень покраснел. Видела это даже издалека... Вот ведь урод! Он изобразил непонятные мне знаки руками и исчез... Должно быть, послал куда подальше на языке глухонемых, продолжала злобиться я, а потом увидела опускающийся на веревке шоколадный батончик: Бастиан поднялся на чердак и, высчитав местонахождение моего окна, преподнес небольшой сладкий подарок. Чтобы подсластить мое вынужденное заключение...

Шоколадку я съела и даже что-то почувствовала к своему новому братцу... благодарность, что ли, не знаю.

С тех пор так у нас и повелось: во всех сложных ситуациях мы едим шоколад... и проблема вроде как перестает казаться такой уж непереносимой. Как и разделенный на пополам шоколадный батончик, ополовиненная проблема становятся на порядок легче... Испытано не однократно.



Евгения Бергер

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться