Подглядывая за судьбами

Размер шрифта: - +

Любовь за колючей проволокой

Ольга выскользнула из аудитории, где лектор рассказывал о теории относительности, и ответила на звонок:

– Привет, папа!

На том конце воцарилось молчание. Тишина и шорох дыхания вызвали в её душе подсознательный страх.

– Алло! Папа, тебя не слышно. Что случилось? – почти закричала Ольга.

– Всё в порядке, – отозвался незнакомый мужской голос.

– Вы кто? – Её голос прозвучал резко и сухо. – Где мой отец?

– Он в мастерской, а я… Оленька, я тот, кто полюбил тебя больше жизни с первого мгновения, как увидел фотографию, – торопливо проговорил мужчина.

Ольга нервно рассмеялась и подумала: «Ничего себе поворот. Украдкой стащил телефон, да ещё набрался наглости звонить и признаваться в чувствах. Хотя, смелости ему не занимать. Неужели, правда, так понравилась?».

– Простите, но у меня есть молодой человек, – солгала она, не собираясь ввязываться в пустые разговоры и бесперспективные отношения с осуждённым.

– Правда? – с нежной вкрадчивостью переспросил незнакомец. – Странно, Николай говорил другое.

«Никогда не думала, что папа такой болтливый», – поморщилась Ольга.

– Знаешь, не ругай его, он просто очень любит вас с мамой. Ему нравится говорить о вас. Если бы у меня была семья, я поступал бы также, – с затаённой тоской сказал мужчина.

«Интересно, сколько ему лет? За что загремел? Неужели его совсем никто не ждёт? – вихрем пронеслись вопросы в её голове. – Хватит! Любопытство и сердобольный характер заведут меня в неприятности. Надо быть сдержанней».

– Послушайте, я не хочу быть грубой, но нам с вами не по пути.

– Знаю, – спокойно отозвался он. – Но согласись, глупо не попытаться сказать о своих чувствах? Кстати, меня зовут Кирилл. Я не прошу ничего не возможного, лишь дружеское участие, короткие разговоры и поздравления на праздники. Поверьте, без этого тут просто взвоешь.

Ольга понимала его одиночество и тоску. Оглашение приговора ставит на «нет» былые знакомства и чувства. Друзья забывают, родные стараются самоустраниться, а любимые люди предают. Когда отца обвинили в непреднамеренном убийстве, привычный мир раскололся на «до» и «после». Мать добровольно обрекла себя на затворничество, чтобы не смотреть в глаза людям. Она не стыдилась мужа, но ей неприятно было видеть ехидные или сочувствующие искры в чужих глазах, слышать перешёптывание за спиной и пытаться оправдаться. Ольга безоговорочно приняла её позицию, считая, что оступиться может каждый. Тем более, убитый мужик сам начал драку, а отец выпил лишнего и не рассчитал силу удара.

– Хорошо, можете позвонить мне вечером. Только, пожалуйста, впредь используй свой телефон.

Он рассмеялся, а потом серьёзно ответил:

– Спасибо, принцесса. Ты никогда не пожалеешь о своей доброте.

По законам здравого смысла первый разговор должен был стать последним, но почему-то Ольга продолжала отвечать на звонки Кирилла и болтать часы напролёт. Ей было легко с ним и спокойно. Она доверяла тайны и находила успокоение. Привычка, привязанность, симпатия, любовь – все стадии чувств промелькнули за полгода их общения. Отношения, недавно казавшиеся ошибкой, превратились в смысл жизни. Ольга отмахивалась от внутреннего голоса, твердившего, что дыма без огня не случается, раз украл однажды, то сделает это вновь и уже не сможет прикрыться благородной целью – вылечить брата. Её чувства пылали как жаркое солнце, и ничего не могло остудить их: ни десятилетняя разница в возрасте, ни колючая проволока, ни его странная просьба держать отношения в секрете.

– Я завтра приеду, – пообещала Ольга, при очередном ночном разговоре, и кокетливо спросила: – Предложение в силе?

– Ты ещё спрашиваешь?! Ух, был бы я сейчас рядом, то показал, как сильно жажду его осуществления, – шутливо пригрозил он с проступившей хрипотцой.

– Успеешь, – отозвалась Оля, чувствуя, как алеют щёки, а жар согревает живот.

Её родители находились в счастливом неведении о решении дочери выскочить замуж и о личности избранника. «Прелести восемнадцатилетия, – подумала Оля, выходя из автобуса недалеко от тюрьмы. – Распишемся, потом всё расскажу. Даже не верится, что мы будем вместе целых три дня!». Её безоблачное счастье не омрачалось отсутствием пышного свадебного платья, весёлого гомона друзей и поддержки родителей. Она чувствовала, что делает правильный выбор: «Кирилл – замечательный человек, просто ему в этой жизни не повезло. Когда мы станем семьёй, то всё изменится!».

Бракосочетание прошло словно в тумане. Ольга не помнила, как сказала: «да». Кирилл надел на её палец серебряное кольцо, единственную роскошь, на которую хватило её отложенных со стипендии денег. Их проводили по обшарпанному коридору до маленькой комнаты, укомплектованной двумя железными панцирными кроватями, деревянным столом с парой табуреток. Ольга переступила порог и вздрогнула, когда дверь за спиной со скрипом захлопнулась, и лязгнул засов.



Екатерина Чёткина

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: