Подкидыш с литерой "Э"

Размер шрифта: - +

= 2 =

Развернувшись в полоборота, Эдвард перебросил сложенную пополам газету “Новости Майами” на заднее сидение белого “Кадиллака”. Мельком взглянув на собственное отражение в зеркале заднего обзора, мужчина пригладил поседевший висок, поправил чуть сползшие к кончику носа очки и тяжело вздохнул.

В эту же минуту распахнулась боковая дверца машины и на пассажирское сидение рухнула женщина. Резко захлопнув за собой дверцу, что откровенно характеризовало ее рассерженность, Каролина пристально уставилась на своего супруга испепеляющим взглядом. Он же поднял на нее полные детской невинности глаза и криво улыбнулся.

- Привет, - сказал Эдвард.

- Привет?! - тут же возмущенно воскликнула женщина. – Это все, что ты можешь сказать мне, старый извращенец? Как ты вообще смеешь улыбаться мне, после того, что… ?

Каролина нервно расстегнула дамскую сумочку и выдернула из нее носовой платок. Утирая мгновенно выступившие на глазах слезы, она продолжила:

- Эдвард, я просто не знаю, что я с тобой сделаю, - скрепя от ярости зубами, выдавила из себя женщина. – Тебе нет оправдания! Как ты мог?.. После стольких лет…

- О чем ты, Каролина?

- Я все знаю! Мне рассказали о твоей новой пассии, тебе нет смысла отнекиваться и строить из меня дурочку.

- Новой пассии? Это какая-то ошибка…

- Замолчи, Эдвард! – всхлипнула женщина, скрежеча зубами. – Я лично видела ее… Длинноногая брюнетка. Вы вчера обедали с ней в "Aromas del Peru".

- Ах, вот ты о чем! – рассмеялся Эдвард. – Но это же…

- Ты еще смеешься?! – взорвалась та. – В тебе не осталось ничего святого! 

Мужчина молча пожал плечами, опустив глаза и обводя указательным пальцем контур ввинченной в рулевое колесо эмблемы "Кадиллак".

- Смотри на меня, Эдвард! – рявкнула Каролина, схватив супруга за предплечье и впившись в него длинным кроваво-красным маникюром. – Не отводи своих бесстыжих глаз! Как ты мог?

- Каролина…

- Я потратила на тебя лучшие годы своей жизни, - продолжала кричать та. – И вот чем ты отплатил мне за любовь и заботу?!

- Каролина, послушай…

- А что же будет с детьми, Эдвард? Ты думал о наших детях, когда лез под юбку этой проститутки?!

- О наших? – язвительно прищурившись, переспросил мужчина. – О твоих детях, Каролина.

- Ты бессердечный, самовлюбленный идиот, - не переставая утирать слезы, кричала женщина. – Ты до конца моих дней будешь напоминать мне о том, что я досталась тебе уже с "багажом"? Как ты можешь, Эдвард?

- Ты первая начала этот разговор, - небрежно пробурчал тот.

- Ты никогда не любил наших… моих девочек, - шмыгнув носом, огрызнулась она.

- Впрочем, как и они меня…

- Ты никогда не был им отцом!

- Неужели? – возмущенно вздохнул мужчина. – Хотя возможно… Если не считать потраченных средств на их образование, гардероб, куклы… А далее косметику, опять же гардероб, машины, высшее образование…

- Какой же ты меркантильный цинник! – парировала Каролина. – Но ты верно забыл, что если бы не мой покойный папа, то ты так и работал бы судебным клерком…

- Вот только не надо напоминать мне о твоем папе! – воскликнул Эдвард. – Все, что я получил от него, это – мозоли, больную спину, седые волосы и испорченные нервы… Ах, да, еще эгоистку с двумя стервозными детками на руках… и чемодан долгов.

- Не говори так о папе! – всхлипнула женщина.

- Хорошо, не буду, - согласился тот. – Но и ты не упрекай меня ни им, ни делами. А то я напомню тебе, что за десятки проведенных с тобой лет у нас почему-то нет совместных детей… А ведь я хотел сына.

- Это бессердечно с твоей стороны, Эдвард. Ты же знаешь, что я не могу иметь детей после вторых родов… А ты всегда окружал себя другими женщинами… То клиенты, то секретари, то интерны… Я никогда не видела среди них мужчин, Эдвард…

- Довольно, Каролина! – внезапно резко обернувшись лицом к супруге, рубанул мужчина.

Его лицо побагровело, взгляд голубых глаз, прищуренных за золотой оправой очков, пристально уставился на женщину, тонкие губы сжались и побелели. Каролина внезапно замолчала, испуганно глядя на мужчину.

- Хватит! – снова повторил он. – Я не намерен слушать все эти беспочвенные упреки… В особенности в том, чего не было.

- Но, Эдвард, - значительно пониженным голосом попыталась было возразить женщина.

- Никаких “но”, Каролина! – резко отрезал Эдвард. – Я тебя уверяю, между мной и той девочкой ничего не было… И быть не могло. Да, я был голоден и мы вышли с ней на исключительно деловой обед после крайне тяжелого судебного процесса! К тому же она мне в дочери годиться… Кармела всего лишь интерн!



Жан Гросс-Толстиков

#2674 в Проза
#961 в Современная проза
#1847 в Разное
#447 в Драма

В тексте есть: подкидыш, судьба, дети

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться