Подмастерье. За час до заката

Ритуал (II)

Однажды юных магов Шабаша общим числом в пять голов под предводительством сурового и крайне неприятного наставника, которого звали Кенриком, отправили «познавать суть магии на практике», иначе говоря — к тварям на обед. Или, точнее, на поздний ужин.

Для Мервина это была первая серьезная работа. Уже в те времена на его светлом будущем как мага был поставлен крест, однако, в силу наивности и бестолковости, он с этим фактом еще не смирился и всячески пытался доказать наставникам свою одаренность. И тут, наконец, выдался шанс проявить себя! Разумеется, Мервин ждал грядущих неприятностей с энтузиазмом, для многих завидным.

Ученики постарше и поопытнее над ним смеялись, ученики помладше и потрусливее крутили пальцем у виска. Но что они могли понимать! Мервин считал часы до заветного дня и, когда этот день все же наступил, явился на встречу с наставником во всеоружии и при параде: меч сверкает, сапоги начищены, рубаха залатана, куртка — новехонькая. Тут уж даже Кенрик, при всей его кислой роже, не сдержал усмешки. Сказал, мол, в оруженосцы тебе, – то есть Мервину, – податься надо было, а не мага из себя корчить. И эдак презрительно на меч поглядел.

А что меч? Меч был самый обычный, учебный, его Мервину тут же, в Шабаше, и выдали. Маги оружие не любят, магам тратить время на рыцарские забавы не с руки, им времени да сил порой на сон едва хватает, но с мечом их обращаться все-таки учат — не столько для дела, сколько для видимости.

Ну, в конце концов, маги и без меча прекрасно обходились. Но то настоящие маги. Мервин же, как ни посмотри, настоящим магом не был.

Кенрик сплюнул и велел седлать лошадей.

Они покинули Шабаш незадолго до заката, а через главные ворота Аэсгера выехали перед самым их закрытием. За спиной заскрежетала опущенная решетка, закряхтели засовы, и Мервин, не выдержав, оглянулся, чтобы увидеть позади себя глухую, неприветливую стену. Тут-то впервые он и осознал: возвращаться некуда, побежишь, умирать под воротами будешь — не откроют, не пустят, никто не спасет.

Осознать-то это Мервин осознал, да так и не испугался. Глупый был, что тут скажешь?

Солнце село, сгущались сумерки. Наставник уверенно скакал впереди, а за ним, кучкуясь и заметно притихнув, следовали ученики. Пока лес был где-то там, вдалеке, в необозримом будущем, юные маги еще хорохорились, но стоило изогнутым черным кронам сомкнуться над головой, стоило теням вокруг сжаться, стоило шорохам и шелестам подобраться к самым шпорам, как всякий задор испарился, и мальчишки, чьи усы едва проклюнулись, вмиг позабыли о каком бы то ни было всемогуществе и с перепугу заклацали зубами.

Мервин зубами не клацал. Одной рукой держась за поводья, а другой — за меч, он с азартом выглядывал блеск золотых глаз в темноте, но — увы! — ни одной твари так и не показалось.

Вскоре меж стволов и ветвей замерцали огни Внешней башни. Такие башни стояли кольцом вокруг всего Аэсгера, и в каждой из них жил небольшой гарнизон: воины, лекарь, два-три мага и, конечно же, ведьма. Внешние башни создавали первый круг защиты столицы, и в пределах этого круга ночь была относительно безопасной.

Здесь отряд из Шабаша оставил лошадей — дальнейший путь предстоял по бездорожью.

И вот они идут. Впереди лес, позади — лес, справа и слева — тоже лес. Вновь над головой смыкались кроны, вновь плотно прижимались тени, вновь шорохи и шелест преследовали по пятам, но теперь страху нагоняла не простая игра воображения, а самая настоящая реальность. Мервин, узрев, наконец, золотые отблески то тут то там, несколько упал духом.

Твари следили за поздними гостями, но не нападали. Маг Кенрик, освещая путь факелом, ни на миг не замедлял шага. Ученикам волей-неволей приходилось семенить за ним, и Мервину даже пару раз послышалось еретическое воззвание к богам в поисках защиты. Да только какие боги их защитят? Раз уж в Эру Богов не защитили, то уж в Эру Ведьм и подавно на них полагаться не стоит…

Хрустнула ветка, и Кенрик остановился. Обернувшись к бледным, беспокойно мнущимся юным магам, он вгляделся в лицо каждого с выражением тоскливого разочарования и сказал:

– До чего жалкое зрелище. Вам, слизнякам, не в маги дорога, а в шуты на ярмарке. Значит, так. Сейчас я возвращаюсь во Внешнюю башню.

– А мы? – робко спросил кто-то.

– А вас я буду ждать до рассвета, – скривил губы Кенрик и вручил факел в ближайшие руки. – Все, что от вас требуется, -— выжить. Уж с таким-то пустяковым заданием вы способны справиться?

Ученики промолчали.

– Нет, – раздался тихий голос. – Я не смогу.

Рыжий щербатый парень — как же его звали? Севальд? Сибальд? впрочем, не важно, — исподлобья глянул на наставника и отвел взгляд. Потными руками он мял подол рубахи, а на его бледных щеках проступили алые пятна стыда. Этот парень, как помнил Мервин, не был обделен магическим талантом. Мервин видел его на тренировках и завидовал самой черной завистью. Да быть того не может, чтобы столь одаренный, в отличие от некоторых, ученик просто испугался!

Но он испугался, и остальные явно собирались последовать его примеру.

Кенрик усмехнулся.



Вера Седых

Отредактировано: 17.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться