Подмастерье. За час до заката

День Долгого Солнца (I)

С началом лета Эрстан оживился и расцвел. Ремонт в замке лорда Теодрика шел полным ходом, каменоломни стабильно поставляли ресурсы, а мастеровые работали не покладая рук. Поля засеяли, огороды засадили — и вот, не успел Мервин и глазом моргнуть, как все вокруг зазеленело. Городские маги при поддержке Редмунда укрепляли защитные печати на полях и пастбищах. Вдоль них поутру крестьяне находили подозрительные следы, однако к городу твари подобраться не решались.

Лето принесло солнце, дожди и утренние туманы. Днем было душно, ночью — зябко. Мервин думал, что хотя бы теперь в башне перестанут топить камины сутки напролет, но, к его недоумению, Виллирун продолжала запасаться дровами.

Близился день Долгого Солнца — единственный день в году, когда люди покидали дом ночью, чтобы под неугасающим заревом заката, плавно переходящего в рассвет, устроить великое гуляние с песнями, плясками и маскарадом. Приуроченные к этому событию, во многих торговых городах устраивали большие ярмарки, которые длились от нескольких дней до месяца.

Йорд, стоящий на торговом тракте, пересекающем королевство с севера на юг, тоже готовился к празднику. Начало ярмарки объявили за десять дней до дня Долгого Солнца, а окончание — через десять дней после. Таким образом, это была крупнейшая ярмарка в округе. С севера, из соседних королевств, на юг текли обозы с шерстью, пряжей, шкурами, изделиями из дерева и камня и отличным оружием; с юга на север поставляли специи, цветные ткани, диковинные фрукты и драгоценности.

За три года, проведенные в столице, Мервин не пропустил ни одной ярмарки. В Аэсгере, под защитой Шабаша, народ и так не стеснялся покидать дома ночью, а уж во время праздников шум и гам царили сутки напролет. Юные ученики магов сбегали из-под палки наставников и вливались в веселую суету: подшучивали, показывали фокусы, а то и, чего греха таить, жульничали и дурили простофиль. Потом, конечно, всем изрядно прилетало: главным образом, от наставников, но, бывало, и местная шпана дубасила от души.

Во время путешествия в Эрстан Мервин побывал в нескольких торговых городах. Какие-то были больше, какие-то меньше; чище, грязнее, беднее, богаче, — разные, словом. Увы, для ярмарок сезон тогда был неудачный.

Мервин надеялся, что и в Эрстане найдется место для забав, но затерянный на отшибе город стоял в стороне от торговли и вообще каких-либо крупных дорог, живя тихо и уединенно. Ближайший к нему торговый город — Йорд — находился почти в дне пути через лес.

Несмотря на это, охочих до ярмарки собралось немало. Горожане, кто мог оставить дела или вовсе не был ими обременен, один за другим пускались в дорогу; ремесленники и лавочники везли товары на продажу. Еще бы, ведь возможность хорошенько погулять и обменяться новостями со всего света подворачивается не каждый день!

Незадолго до начала ярмарки в башню пришел Редмунд, сообщив, что леди Ариане не сидится на месте и что он, придворный маг, вынужден сопровождать ее в отлучке, поэтому лорд Теодрик временно остается без присмотра. Виллирун, сообразив, куда он клонит, с неохотой пообещала при случае навестить замок Леодмаров. Только предупредила:

– Не забудь, что леди Ариана должна вернуться до дня Долгого Солнца.

– Конечно, – кивнул Редмунд.

С той безумной ночи леди Ариана, к счастью, была совершенно здорова и полна сил. Последнее полнолуние никак не сказалось на ее душевном состоянии, хотя Виллирун на всякий случай провела в замке ночь. Мервина в этот раз оставили дома, чтобы, если что, не путался под ногами. Было немного обидно, но, подумав, Мервин признал, что обидно не столько пренебрежение наставницы, сколько невозможность еще раз увидеть леди Ариану.

Словом, причина беспокойства Виллирун осталась загадкой.

На следующий день Мервин не выдержал.

– Наставница, – начал он, закончив сортировку трав по ящикам, – можно мне тоже съездить в Йорд?

С тех пор, как Виллирун убедилась, что скверна из его тела исчезла, ее интерес к нему заметно угас. Вероятно, она полностью разочаровалась в нем как в ученике и теперь лишь честно исполняла долг наставницы, возложенный на нее Шабашем.

Ведьма подняла взгляд от свитка и отрешенно, будто вспоминая вопрос, посмотрела на Мервина.

– Езжай, – сказала она.

Ни «зачем», ни «когда», ни «насколько»…

Мервин почувствовал себя уязвленным.

В конце концов, ее даже не озаботило, кто будет кормить скотину!

А, впрочем, раньше ведь Эдельферд и один со всем справлялся.

– Тогда я завтра поеду, – на всякий случай предупредил Мервин.

Виллирун, не ответив, вернулась к изучению свитка.

Последнее время наставница была всегда занята и погружена в свои мысли. Ее явно что-то беспокоило, но своему бестолковому подмастерье она ничего не говорила, и Мервин терялся в догадках. Может, она ему не доверяет? Может, устала возиться с ним?

Отношения с Эдельфердом у нее не изменились. Они по-прежнему спорили, ругались и все равно не отходили друг от друга ни на шаг. Уж не рыцарь ли подначивает ее против Мервина? Как это низко.

Эдельферд не скрывал неприязни. Мервин отвечал ему тем же. Постепенно такая жизнь стала привычной и естественной.



Вера Седых

Отредактировано: 17.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться