Поднимая голову к солнцу

Размер шрифта: - +

Глава 1. Большая семья

Катрина Курт

Катрина Курт, когда-то любимая дочь, сестра когда-то всемогущей ведьмы, когда-то обожаемая жена, была больна.

Как не вовремя её свалила простуда! Микстуры, обещающие мгновенное исцеление, почему-то почти не помогали.

Как же не вовремя.

Запертая в доме, в собственном теле с таким количеством свободного времени. Волей-неволей начинаешь думать. И Катрина, в замужестве дель Марко, думала, и мысли её были надоевшими, сложными, навязчивыми.

Последние шесть лет одевание было целым ритуалом. Сначала шла шёлковая повязка на глаза, затем – латексная маска, полностью повторяющая контуры её лица, после – парик, один в один похожий на её волосы. А уж потом всё остальное: с одеждой всё было просто и привычно, по крайней мере брюки, кофты, юбки, плащи, платья, платки и прочая не вызывали приступов ненависти, бессилия и отвращения. Процесс умывания, такой простой и естественный стал каждодневной пыткой. Прикасаться к выпуклым шрамам, аккуратно обходить выжженные глазницы без глазных яблок и век, задевать немногие, торчащие на голове клочки волос…

Её восьмилетний сын Реджи, видел её такой, какая она есть. Он привык, он думал, что его мать была такой всегда.

Но не муж. Катрина всегда была идеалом красоты и силы для него. И сначала, после произошедшего, он был мил, нежен, аккуратен с ней как никогда.

Когда же стало ясно, что шрамы на её лице никуда не денутся, красота не вернётся, а глаза можно вернуть только с помощью некромантии, когда на чашу весов встала его политическая карьера, благополучная жизнь его сына, а на другую – здоровье и счастье его жены, муж почти без колебаний выбрал первое.

Какое-то время – Катрина хорошо это знала, – их брак держался на чувстве вины. Ведь именно её муж, Синевриус дель Марко, и стал отчасти, виновником трагедии.

Тема развода давно уже висела в воздухе. Кэти знала, что у мужа есть связи на стороне, и она даже не делала попыток осуждать его… хотя бы вслух. Даже не видя своего отражения в зеркале, она знала, что может своим видом вызвать лишь отвращение и жалость. И никто не виноват в том, что, видимо, любовь Синеса была не такой сильной, как казалось ещё несколько лет назад.

И вот сегодня, через день после унизительного процесса, когда королева избавила её от бремени супружества, когда Катрина, хоть и с оговорками, но могла снова называться девичьей фамилией, её свалила с ног обычная простуда.

И пришлось распаковывать уже запечатанные чемоданы и просить сына приносить то или иное лекарство.

Ужасно хотелось плакать, и это было совершенно невозможно.

Заиграл телефон. По звонку Катрина знала, что это сестра. Она шепнула заклинание, телефон оказался в её руке. Приняла звонок.

 – Привет, Кэти! – «Ага, голос Аниты». – Придёшь к нам сегодня на ужин?

 – Привет. Я разболелась, пока не знаю, получится ли… – Едва выговорила Катрина. Горло болело и было словно обложено подушками.

 – Приходи обязательно! – Громко и требовательно говорила сестра. – Эвальд обещал рассказать заклятку своего сочинения! – В её голосе так и сквозила гордость за одарённого сына.

«Хм, значит сегодня, по мнению стервы-Аниты её сыну, который сейчас уже преподаёт в университете, шесть лет, и его надо похвалить».

 – Я очень постараюсь прийти, Анни, но не уверена…

 – Ты ведьма или кто? Заболела она, – в голосе Аниты было явное неудовольствие. – Приходи, мы тебя ждём, – и повесила трубку.

Катрина вздохнула – и закашлялась от такого насилия над собственными лёгкими. Разумеется, даже несмотря на болезнь, она в общем-то вполне могла бы съехать из дома ещё вчера. «Ты ведьма или кто?» – так и звенело в её голове. Да, она ведьма. Далеко не самая сильная, но, да, ведьма. Тёмная ведьма с Лысой Горы. И она вполне способна за несколько минут сварганить телепорт и перекинуть все свои чемоданы и свою больную тушку в особняк Скелетто, где её ждут.

Но Реджи останется здесь. Её сын, её радость, её цель жизни последние шесть лет. Она не может оставаться, и никак не может уйти. С её возвращением на Лысую Гору Синевриус сделает всё, чтобы его сын и тёмная ведьма больше не виделись.

Как же хотелось заплакать. Катрина прикусила уголок подушки, на которой лежала, и тихонько завыла.

 

Даэмор Скелетто

Я вышла из дома на закате, и тень от замка княжны уже легла на наш особняк.

Какой закат может быть в пещере? – Искусственный, разумеется. Мы много чего пытаемся имитировать в дань слабой человеческой психике. Особенно в последнее время правительство много сил прикладывает, чтобы очеловечить это место. Раньше, ещё когда мне было лет тринадцать, мы жили в почти вечной тьме. Свет был роскошью. Как и кислород или почва. Деревья и по сей день – самое дорогое, что может быть у мага. У нас перед домом целых восемь кедров, и это куда круче, чем личный самолёт.

Под ногами снова появился привычный Мрак. Вокруг меня и брата он собирается особенно активно. Но стоит зажечь фонарик, туман расползается.

Новые кеды приятно ступали по знакомой до каждой трещины брусчатке. Если повернуть налево, будет трамвай, а направо – булочная. Но сегодня мне нужно прямо, в замок, выполнять свой долг дочери Скелетто.

Встреча была запланирована давно, но радости это не прибавляет. Сегодня снова придётся слушать Бальтазара. Того, из-за кого тогда всё случилось. Пусть и отчасти. Да, он молодой и симпатичный, и мне ровня. Умеет поддержать диалог и отлично держится в свете. А еще мэр Лысой Горы, ну это так, кстати. Я не смогла сдержать усмешку, и прохожие шарахнулись в стороны.

Эх вы, сволочи трусливые… Я поспешила скрыть улыбку и накинула капюшон. Хотя кого я обманываю? По этому маршруту в кедах ходит только одна местная сумасшедшая.



Юля Майн

Отредактировано: 16.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться