Подпусти меня ближе

Font size: - +

19.

Егор.

Noize MC – Чайлдфри

 

 

Звонок в дверь разрывает моё бренно существование на части и заставляет вырваться из пучины нагнетающих мыслей и проблем, в которых я тону. На работу я не хожу, так как Шершень запретила мне там появляться в ближайшие дни, чтобы не привлекать внимания, а проводить целые дни дома оказалось куда труднее, чем я предполагал.

Направляясь к незваному гостю, я искренне надеюсь, что это не кто-то из прихвостней Арчи. Скорее всего, это Кристина, которая в последнее время постоянно ошивается возле моей квартиры и поджидает меня, словно собираясь в очередной раз обвинить в том, что я заделал ей ребёнка, потому что это совершенно не так. Ну, не может она залететь от меня. Никак. Вообще. Ни разу. Надеюсь, она не собирается повесить на меня всю ответственность, ведь, держу пари, её бывший вряд ли захочет сюда возвращаться.

Я бросаю взгляд на своё отражение в грязное зеркало, висевшее в коридоре на стене, замечаю, что у меня бледный и осунувшийся вид, и думаю о том, что неплохо было бы погулять и развеяться. И надо немного волосы отрезать, а то выгляжу лохматым оборванцем.

Дома прохладно, но я в одних спортивных штанах. Надо бы кофту для приличия накинуть, но мне так лень…

По привычке хочу обернуться, чтобы проверить, не собирается ли Моника воспользоваться моментом и сбежать, но потом вспоминаю, что она уже это сделала, и неприятная тоска обрушивается на меня, словно ледяная вода.

Я открываю дверь и уже собираюсь недовольно спросить, что именно гостям понадобилось от меня так срочно, раз они даже не предупредили о визите, но мой взгляд падает на двух полицейских, загораживающих выход, и я замираю. Двое мужчин в форме с чёрными кожаными папками для документов в руках, которые они обычно носят с собой, чтобы записывать показания или ещё что-нибудь, стоят напротив и спокойно всматриваются в моё лицо, словно пытаясь узнать, тот ли я человек, который им нужен. Левый из гостей выше правого, и у него на подбородке противная волосатая родинка. Зато у правого прикольный шрам зигзагом под правым глазом. Странный Гарри Поттер, блин.

Я сглатываю, думая о том, что, наверное, аноним всё-таки сдал «Конечный пункт», рассказав полиции, что там продаются наркотики. Значит, клуб закрыли, Шершня повязали, а следом и Арчи. А раз я числюсь как работник в «Конечном пункте», то они и ко мне решили наведаться. Но я ведь сделал всё, как сказал аноним. Неужели, его слова – просто брешь?

- Егор Штормов? – спрашивает высокий.

Я сильно сжимаю челюсть. Если они действительно пришли из-за клуба, то меня могут закрыть далеко и надолго, а у меня как-то нет желания отправляться за решётку из-за косяков других. Я вообще в торговле не принимал никакого участия.

Я киваю, просчитывая все возможные варианты развития событий, вплоть до побега, но если я попытаюсь оказать сопротивление, то могу ещё больше навлечь проблем на свою голову. Чёрт, что же делать…

- Вы знаете этого человека? – низкий достаёт из своей папки фотографию и показывает мне, держа её передо мной двумя пальцами.

На снимке изображён Матвей.

- Эмм, - тяну я. – Да, - бормочу я, вдруг мысленно чертыхаясь, ведь надо было сказать «нет», тогда и у меня проблем не было бы, и у друга тоже, но возвращать слова обратно уже поздно. – А что он сделал?

- Нам поступило анонимное сообщение о том, что в квартире Матвея Иркутского находятся наркотические вещества, незаконно приобретённые у неизвестного лица, - спокойно говорит низкий.

Я хмурюсь. Анонимный звонок по поводу незаконных веществ в квартире? Держу пари, это наш преследователь постарался. Неужели, Матвей отказался играть по его правилам? Скорее всего, ему тоже пришла карточка с заданием, как и мне, а если это действительно так, то и Розины в таком же положении. Это и радует и расстраивает одновременно.

- У Матвея наркотики? Да нет, бред какой-то, - трясу головой. – Единственные таблетки, которые он пьёт, это от головной боли. У него травма была года три назад, - я поспешно замолкаю.

- Протий можно? – высокий кивает на мою квартиру.

- Документы покажите, - прошу я.

Полицейские неохотно достают из нагрудных карманов удостоверения и показывают мне. Я скольжу взглядом по именам и должностям, которые тут же вылетают у меня из головы из-за множества других мыслей. Вот, проблем с полицией мне только для счастья не хватало, надеюсь, не заберут как соучастника.

- Ордер то у вас есть, чтобы обыскивать меня? – бурчу я, отходя в сторону на пару метров.

Полицейские заходят внутрь и прикрывают за собой дверь, но дальше не проходят. Они осматриваются, словно пытаясь найти улики, и только после этого низкий говорит.

- Мы пришли не досматривать Вашу квартиру, - говорит высокий. – Но если понадобится, можем взять ордер.

Я скрещиваю руки на груди, мол, и что дальше?

- Когда Вы в последний раз видели Матвея Иркутского? – спрашивает низкий, открывая свою папку и доставая ручку, чтобы записать мои показания.

Я задумчиво прикусываю губу. Та-а-ак… Когда я видел этого идиота?

- Ну… Где-то неделю назад, может быть. Пять дней… я не помню, - пожимаю плечом.

- В каких Вы с ним отношениях?

- Он мой друг, - спокойно говорю я. – И повторяю, я ни разу не видел у него запрещённые вещества. Только таблетки от головной боли, которые ему выписывает врач.

Высокий полицейский продолжает осматриваться, словно ища хотя бы одну улику, что Матвей находится у меня дома, но его здесь нет, и даже если они устроят тут обыск, всё равно ничего не найдут.

- Мы уже были у его врача, - говорит высокий. – Нам сказали, что подозреваемый уже больше полугода не был на приёме. И таблетки ему не выписывали.



Марсия Андес

Edited: 28.06.2017

Add to Library


Complain