Подпусти меня ближе

Font size: - +

26.

Егор.

The Birthday Massacre – Goodnight

 

 

Убедившись, что за нами нет слежки, я сворачиваю с главной дороги во двор и останавливаю машину под деревом, растущим недалеко от детской площадки. Глушу двигатель и решительно выбираюсь на улицу.

- Где мы? – интересуется Розина, вылезая из авто и хлопая дверью.

- Тебе лучше не знать, - хмурюсь я.

Закрыв машину, я осматриваюсь, чтобы ещё раз успокоиться и избавиться от мысли, что за нами наблюдают, а затем направляюсь в сторону крайнего подъезда. Пятиэтажные старые дома обступают дворик, нависая над нами, окна первых этажей прячутся за деревьями, где-то далеко смеются дети. На балконе на втором этаже стоит какой-то мужчина и курит, всматриваясь в проходящих внизу людей.

Соня следует за мной. Я подхожу к подъезду – здесь нет домофона, потому что здания старые и потрёпанные временем, - и я с лёгкостью проникаю внутрь, даже не соизволив придержать дверь для девушки. Она, кажется, не возражает, а если и возражает, то мне как-то всё равно. Я не из тех галантных ухажёров, которые пропускают даму вперёд, водят их по ресторанам и дарят дорогие подарки.

Мы поднимаемся на третий этаж и останавливаемся возле левой двери. Я смотрю вниз, свешиваясь с перил, чтобы убедиться, что за нами не идёт хвост, но в подъезде тишина и спокойствие. А ещё воняет каким-то дерьмом.

Убедившись в том, что всё в порядке, я нажимаю на звонок три раза. Открывают не сразу. Осторожничают. А когда, замок, наконец, щёлкает и дверь приоткрывается, я хватаю её и резко тяну на себя, поспешно проникая в квартиру. Матвей шарахается в сторону, поджимая губы, словно я его напугал.

- Можешь не разуваться, - говорю я Розиной.

Подождав, пока девушка зайдёт внутрь, я закрываю за ней дверь и поворачиваю ключ. Ну, вот и всё. Дело сделано. Надеюсь, что аноним даже не заподозрил о том, что мы решили собраться вчетвером.

- Что это за место? – снова спрашивает Розина, проходя вглубь квартиры.

- Да так, хата кореша, - бросаю я, не собираясь рассказывать подробности об этом месте и о том, как именно я заполучил его. Это, в принципе, не так уж и интересно.

Протиснувшись мимо Матвея и Сони, я прохожу в глубь помещения. Квартира однокомнатная и чертовски ужасная. Здесь настоящий клоповник, хотя, если прибраться и привести всё в порядок, то жить можно. Света здесь нет, так как его отключили за неуплату, но он, в принципе, нам и не понадобится, ведь на улице ещё светло. Так же тут нет ни телевизора, ни вообще какой-либо техники. Лишь старая плита на кухне и раковина.

В комнате стоит одна кровать, на которой сидит Маша и роется в телефоне. Рядом старая тумбочка, в углу комод с зеркалом. Стул возле шкафа. Прогнившее окно скрывает полупрозрачная грязная тюль.

Маша поднимает на меня взгляд, отрываясь от сотового, а потом переводит его на свою сестру, которая как раз заходит в комнату. Соня морщится, осматриваясь. Ей явно не по душе подобные условия.

- Ну, мы собрались, - говорит Матвей, прикрывая за собой дверь. – Что дальше?

Я отступаю в сторону, чтобы каждый из присутствующих попал в поле моего зрения. Маша ставит блокировку на телефон, но не убирает его. Все молчат, неловко смотря друг на друга.

- Ну, - Соня первая подаёт голос. – Давайте расскажем, что нас связывает с анонимом. Для начала.

- Нужно будет принести карточки, - говорит Маша. – Может быть, сможем как-то связать их. Все письма, каждое из них.

- У меня дома пасутся копы, - бросает Матвей, прислоняясь спиной к стене. – К тому же по любому все мои карточки забрали в полицию. Они висели у меня на стене.

Розина-старшая вздыхает и облокачивается предплечьями о свои колени. В своих военных штанах она смахивает на солдата, который отслужил уже как минимум лет пять.

- Ладно. Тогда давайте просто расскажем, что было в последних письмах. После того, как нас собрал этот придурок ночью, - предлагаю я.

Все пожимают плечом, соглашаясь.

- Мне надо было пойти в больницу и провериться, - говорит Матвей. – Но, ясен хуй, я туда не пошёл. Поэтому аноним натравил на меня копов. Типа, у меня дома запрещённые наркотики. Вот и всё.

Я смотрю на Машу, затем на Соню.

- Я должна была отнести конверт по указанному адресу, - признаётся Розина-старшая. – Недавно я отнесла его. Что было внутри, я не знаю.

- И ты даже не открыла? – возмущаюсь я. – А вдруг там что-то важное было!

Она пожимает плечом и недолго молчит.

- Он сказал, чтобы я не открывала… - я с упрёком смотрю на девушку. – Да что? – возмущается она. – Я настолько подозрительная в последнее время, что мне уже кажется, что жучки не только на мне, но и внутри меня тоже! Я побоялась открывать. Не знаю…

Я вздыхаю и качаю головой.

- Отстань от неё, - говорит Соня. – Если бы аноним узнал, всё могло быть и хуже. Видел, что он с Матвеем сделал? Нужно быть осторожными, - девушка замолкает, а я выжидающе смотрю на неё, дожидаясь, когда же Розина начнёт свой рассказ. Блондинка поджимает губы и отворачивается, строя гримасу. – Я должна была встретиться с человеком в месте, где познакомилась с Егором. И передать ему «небо падает». Это оказалась Яна Куркина.

- Куркина? – выпаливаю я. – Да ладно! Она же свалила в Москву. Или куда там.

Я задумчиво хмурюсь, вспоминая, как после переезда Розиной в Питер, ещё до того, как я встал на ноги, Яна пыталась сблизиться со мной. Она постоянно названивала и приходила к нам домой, списывая всё на то, что ей меня жаль и что она хочет поддержать меня, особенно после того, как я расстался с Соней. А потом вообще начала в открытую подкатывать. Я тогда был не в состоянии вообще с кем-либо общаться или же сближаться, поэтому в конце концов просто послал её. Девушка обиделась и больше не приходила, а потом я узнал, что она свалила в Москву после окончания школы.



Марсия Андес

Edited: 28.06.2017

Add to Library


Complain