Подруга по контракту

Размер шрифта: - +

7.

— И о чем вы хотели со мной поговорить? — спросила я, когда авто Георгия наконец тронулось с места. Молчать было неловко. Я не знала, куда девать руки, а любимые шорты, надетые в дорогу, вдруг показались мне ужасно короткими.

А все из-за того, что Георгий совершенно откровенно пялился на мои ноги. Кстати, вот и правда интересно: он женат?

Словно прочтя мои мысли, Георгий улыбнулся:

— Я хотел напомнить вам, Лида, что мы не знакомы.

— В каком смысле?

— В самом прямом. Через пару дней я приеду повидать племянницу, и вы должны делать вид, будто видите меня в первый раз. Запомните, вы — родственница Павла. Его троюродная сестра.

— Ах, вы про это! — наконец сообразила я. — Само собой! А как мне к вам относиться? Вы должны мне понравиться или наоборот?

Он потер подбородок, а потом одарил меня долгим проникновенным взглядом:

— В этом вопросе вы можете положиться на собственный вкус. Я не собираюсь ни к чему вас принуждать.

— Замечательно! — кажется, я слегка покраснела.

— Вы едете из Новосибирска, — продолжил инструктировать Георгий. — Трое суток и десять часов.

— Кошмар!

— Вот именно, — подтвердил он. — Когда вас встретят, не скачите там, как коза. Вы устали. Ваши попутчики половину дороги храпели и распивали ящик пива.

— Быть такого не может! — возмутилась я.

— Это еще почему?

— Если бы они только попробовали достать алкоголь, я нажаловалась бы начальнику поезда.

Георгий ненадолго «завис», а потом миролюбиво кивнул:

— Ладно, пиво вычеркиваем. Но все равно вам было нелегко. Постоянно рыдал чей-то ребенок, люди хлопали дверями…

— Эх, зря я голову помыла! — невольно воскликнула я. — За трое суток дороги любые волосы превратятся в помазок.

— Думаете? — рука мужчины словно невзначай коснулась моей макушки, а потом скользнула по всей длине распущенных волос, доходивших мне до лопаток.

Я с трудом удержалась от того, чтобы не вздрогнуть. И тут же отодвинулась к окну.

— Сделайте хвостик, — посоветовал Георгий с примесью какого-то разочарования.

— Ладно! — буркнула я. — А что с моей семьей? Что мне о них рассказывать?

Автомобиль замер перед светофором, и директор агентства снова уставился на мои ноги:

— Можете говорить правду: и о бабушке с дедушкой, и о родителях, и о сестре. Если будут какие-то несостыковки, их всегда можно списать на то, что вы с Павлом давно не виделись, подзабыли биографию друг друга. Кстати, у меня для вас кое-что есть, — он показал на большущий рюкзак, лежащий на заднем сидении.

— Что это?

— Ваши подарки. Вы же не можете заявиться к родне без гостинцев.

— А что именно в рюкзаке?

— Много всего. Посмотрите в поезде.

— А когда мы последний раз виделись с Павлом? Ну, согласно вашей легенде.

Георгий несколько секунд что-то прикидывал в уме, а потом беспечно улыбнулся:

— Около восьми лет назад. Именно тогда Павел с семьей последний раз был в Новосибирске. Подробности вашей встречи придумайте сами. Виола была совсем крохой, так что ничего не помнит о той поездке.

— Хорошо!

В его взгляде появилось участливое выражение.

— Волнуетесь?

— Немного.

— Не стоит, — сказал он и снова одарил меня странным долгим взглядом.

Мое сердце глухо забухало, но я постаралась не придавать этому значения.

Наконец Георгий припарковал машину на Привокзальной площади. Несмотря на поздний час, там хватало народу и автомобилей. Люди катали туда-сюда чемоданы, наскоро пихали в себя пирожки и хихикали, сбившись в стайки.

Георгий без всяких просьб с моей стороны взял на себя и сумку, и рюкзак с гостинцами. Я почувствовала признательность: ненавижу таскать тяжести. Мы прошли через контрольно-пропускной пункт, мой багаж тщательно просветила охрана, после чего я и Георгий очутились во дворике перед зданием вокзала.

Я с детства обожаю атмосферу, которая там царит. Всю эту суету, предчувствия встреч и расставаний, аромат креозота. И, конечно, женский голос, сообщающий из колонок что-то вроде: «Поезд «Орск-Адлер» будет прибывать на первый путь. Нумерация с головы состава». Атмосфера вокзала неизменно наполняет меня предчувствием приключений.

Георгий посмотрел на часы:

— До посадки еще полчаса. Хотите кофе?

Он небрежно закатал рукава рубашки, что придало ему сексуальности.



Елена Трифоненко

Отредактировано: 14.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться