Подруга по контракту

Размер шрифта: - +

13.

Завтрак прошел довольно неспешно. Моей семьи мы в разговорах почти не касались. В основном, обсуждали погоду, тяготы путевой жизни и еду. Виола почти все время молчала, зато с интересом слушала и меня, и Павла.

Когда Марта Петровна подала чай, «братец» вдруг сказал:

— Лидка, а ты же говорила, что привезла нам подарки. И где они?

— У меня в комнате, — беспечно отозвалась я, внутренне холодея. Мне вспомнилось, что я так и не заглянула в сумку, переданную мне Георгием. Вот что там вообще? Вдруг что-то разбилось или испортилось?

— Так чего же ты ждешь, Лидусик? — насмешливо спросил Павел. — Идем к тебе. Нам не терпится заполучить наши презенты, правда, Виол?

В глазах девчонки вспыхнуло любопытство.

— Э… А может, чуть позже? — мои ладони стремительно взмокли.

— А чего тянуть? — братец быстро встал из-за стола. — Пойдем.

Отец и дочь тут же выстроились гуськом и почапали к выходу из комнаты. О-хо-хо! Я нехотя отставила чашку, тяжело вздохнула, а потом понуро поплелась за ними.

Через минуту мы уже были в моей комнате. Виола села на ковер по-турецки, Павел занял стул у туалетного столика.

— Ну? — поторопил он, постукивая пальцами по полированной столешнице.

Я опустилась на кровать и неохотно подтянула к себе рюкзак с подарками.

— Тут, в общем-то, много всего, — мой голос предательски дрожал, впрочем, как и руки.

— Это радует! — с сарказмом констатировал Павел. — Учитывая, что ты собираешься гостить у нас до конца лета.

Вжик! Я расстегнула молнию и, не глядя, сунула руку в образовавшееся отверстие. Ладонь нащупала что-то мягкое и пушистое. Интересно, что это?

Две пары глаз почти прожигали меня насквозь. Задержав дыхание, я рывком потянула пушистое наружу. Оно оказалось вязанным и полосатым.

— Вот! — с гордостью заявила я. — Первый подарочек.

— А что это? — не поняла Виола.

Я быстро развернула незнакомую вещь и радостно выдохнула:

— Шарф!

— Круто! — почти искренне восхитился Павел, а потом с едва уловимой желчью уточнил. — Сама, наверное, вязала?

— Ну типа того, — пробормотала я, передавая шарф Виоле.

Девчонка почти подпрыгнула:

— Ты умеешь вязать? А меня научишь? Я, страсть как, хочу освоить вязание.

Внутри у меня все обмерло. На самом деле, я отродясь не держала в руках спицы. Хотя, стоп, Лида, без паники. Как-нибудь вырулим.

Я снова сунула руку в рюкзак. В этот раз ладонь скользнула по чему-то гладкому и большому. Кажется, это какой-то сосуд. Я схватилась за него обеими руками и потянула наружу.

Непонятный сосуд оказался стеклянной банкой литра на полтора. Банка была доверху заполнена чем-то желтым и довольно густым.

— А что внутри? — полюбопытствовал Павел.

— А ты открой и узнаешь, — огрызнулась я и сунула банку ему.

Он неторопливо снял пластмассовую крышку и внимательно обнюхал содержимое.

— Хм… Неужели мед с дедушкиной пасеки?

— А то! — с облегчением ухмыльнулась я.

Павел, как ребенок, обмакнул в банку палец, а потом сунул его в рот. В этот момент он выглядел таким уютным, домашним парнем! Даже и не верилось, что полчаса назад он вел себя как полоумный тиран.

Мои губы тронула легкая улыбка. Может, Пашку надо регулярно сладеньким подкармливать, чтоб не стрессовал?

«Братец» вдруг заметил, что я его рассматриваю, и ему это явно не понравилось. Безмятежность в его глазах потухла, губы недовольно дрогнули. Павел даже чуть нахмурился, а потом вопросительно мотнул головой.

Мои щеки почему-то налились жаром. Я быстро отвела взгляд и с повышенным энтузиазмом стала копаться в рюкзаке.



Елена Трифоненко

Отредактировано: 14.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться