Подруга по контракту

Размер шрифта: - +

34.

Когда после завтрака я стала убирать со стола и мыть посуду, Павел устроил мне небольшую отповедь. Наплел что-то про то, что я транжирю водные ресурсы нашей родины. С весьма недовольным видом он отогнал меня от раковины и загрузил тарелки и кружки в посудомоечную машину.

Виола убежала в свою комнату переодеваться в купальник (она хотела окунуться сразу после того, как мы купим билеты), а я и Георгий замешкались на лестнице. Он притянул меня к себе и тихо сказал:

— Не расстраивайся: у нас все получится. Спокойно приезжай в Краснодар вместе с Виолой: я знаю, как ее отвлечь на пару часов, чтобы ты смогла наведаться к деду.

— А может, посветим в наши планы Павла?

— Зачем? В этом нет необходимости.

Я вздохнула:

— И все-таки ехать с Виолой очень неудобно. В электричке у меня куча шансов нарваться на знакомых.

— Замаскируйся получше и садись у окна. И меньше переживай.

— Так, голубки, а можно обжиматься где-то в другом месте, а не на лестнице, — раздраженно произнес рядом с нами Павел.

Я и Георгий одновременно вздрогнули и обернулись. Хозяин дома стоял позади нас и выглядел невероятно раздраженным.

— Мы вообще-то не обжимаемся, — хмуро буркнул Георгий, — а обсуждаем предстоящую поездку.

Он неохотно отступил на шаг от меня, давая Павлу пройти. Но тот почему-то не спешил. Окинув нас обоих тяжелым взглядом, он сказал:

— Значит, так, родственнички. Не забываем, что Лида здесь не просто так. Она — на работе. Бурные обсуждения устраивайте по ночам, а днем, пожалуйста, — занимайте моего ребенка.

— Мы и занимаем, — кивнула я. — И ничего у нас по ночам нет.

— Подробности ваших отношений меня не интересуют, — обидно усмехнулся Павел. — Ночью ты сама себе хозяйка, а вот днем, будь добра, посвящай свое время исключительно моему ребенку.

— Мне кажется, ты не совсем прав, — неожиданно вмешался Георгий. — Лида, между прочим, как и любой другой работник, нуждается в выходных днях и небольших перерывах. Она не железная вообще-то.

Губы Павла нервно дернулись.

— Она знала на что идет, когда подписывала договор. И работа у нее не такая уж тяжелая, чтобы нуждаться в переменках.

— Я и не нуждаюсь. Правда-правда, — вклинилась я, но Георгий еще больше нахмурился.

Он придвинулся к Павлу и, твердо глядя ему в глаза, отчеканил:

— Знаешь, дорогой зять, мне твой тон что-то вообще не нравится. Ты нанял Лиду через мое агентство, а я всегда гарантирую работникам хорошие условия труда. Так что умерь, пожалуйста, свой деспотизм.

— А может, ты не будешь диктовать мне, как вести себя в собственном доме? — с нажимом произнес Павел. — С собственным наемным персоналом?

Мне даже нехорошо стало от того, как накалилась обстановка. Я открыла рот, чтобы брякнуть что-то умиротворяющее, но не успела.

— Вы что, ругаетесь? — грохнул откуда-то сверху испуганный голос Виолы.

Мужчины моментально переменились в лице:

— Что? Нет, детка, конечно, нет. Так обсуждаем кое-что. По работе.

«Племяшка» сбежала по ступеням к нам и крепко обняла сразу обоих мужчин:

— Очень хорошо, что не ругаетесь. Терпеть не могу всякие ссоры.

Павел и Георгий обменялись убийственными взглядами, но больше не собачились. Все-таки благополучие моей подопечный значило для них очень много.

***

После того, как я приобрела для себя и Виолы билеты, Георгий уехал. «Племяшка» и Павел пошли работать в саду. Я предложила им свою помощь, но «братец», конечно, довольно грубо отказался. От нечего делать я отправилась по магазинам. Мне хотелось купить что-нибудь интересное для деда. Вообще, мы с Сашкой уже приготовили ему подарок — огромный корабль из конфет, — но ведь презентов много не бывает, так что я решила поискать что-нибудь еще.

В городе царила курортная суета: почерневшие от солнца мужчины то и дело предлагали мне сфоткаться с попугайчиком, пожилые женщины хватали за руки, уговаривая отправиться на экскурсию. Меня это, кстати, не напрягало. Я бродила от магазина к магазину с улыбкой: наконец-то можно не притворяться. И не надо бояться встреч со знакомыми. Георгий все-таки прав: мне нужные перерывы, хотя и кажется, что ничего серьезного я не делаю.

У деда все есть, так что с поиском подарков пришлось попотеть. В итоге я остановилась на зонте и красивом пледе. Последний был разрисован апельсиновыми дольками. Дед у меня любит яркое, так что плед ему точно понравится.

После шопинга я еще немного пошарахалась по улицам, съела мороженое. Мне ужасно не хотелось расставаться с охватившим меня чувством свободы (вранье — это все-таки не мое). Но потом мне позвонил Павел и довольно хамским тоном спросил, где меня носит.



Елена Трифоненко

Отредактировано: 14.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться