Подруга по контракту

Размер шрифта: - +

58.

День прошел сумбурно. Павел отправился на свою стройку, а Георгий почти весь день катал нас по городу. Мы побывали в парке, обошли несколько магазинов и дважды ели всякие вкусности в ресторане. А закончился наш день пикником у моря.

Сашка очень понравилась Виоле. Последняя много расспрашивала мою сестру о жизни в Краснодаре и о работе в банке. Сашка рассказала Виоле о том, что нашла для меня классную вакансию, и как-то незаметно завербовала мою «племяшку» в свои сторонники. Виола подсела ко мне поближе и деловито спросила:

— Лид, а может, тебе правда устроиться к Саше? Ну чего тебе в твоем Новосибирске делать? А у нас тепло, хорошо…

— Так, стоп! — опешил Георгий. — Это еще что за новости? Вообще-то, Лида уже приняла предложение о работе в моем агентстве.

— Неправда, — вздохнула я. — Не приняла. Я пока думаю.

— Что еще за работа в агентстве? — напряглась Шурик и тут же подскочила на ноги. — Мне кажется, Георгий, нам с вами не помешает побеседовать наедине.

Ее тон не сулил Гоше ничего хорошего, но тот все-таки отложил в сторону недоеденный кусок шашлыка и ушлепал с моей сестрой во тьму, расстилавшуюся на пустынном пляже.

Отсутствовали они минут пятнадцать, а когда вернулись, оба выглядели необычайно взволнованными. И вот что они, спрашивается, делали наедине?

— Я согласен с Сашей, — сказал Георгий, почесав затылок, — в банке тебе, Лид, и правда будет лучше.

Меня охватило раздражение.

— Слушайте, хватит на меня давить! Хватит!

Но, конечно, меня никто не послушал. Всю дорогу до дома эта троица не слезала с меня с аргументами. Мне сулили вселенское счастье и полный соцпакет. А мои возражения решительно никто не слушал. И даже когда, очутившись дома, я и Сашка улеглись спать, сестра продолжила зудеть по поводу своего банка.

— Кошмар! — выпалила я, подскакивая с постели. — Как же вы все меня достали.

Мне уже реально было не по себе. Подхватив подушку, я отправилась спать в гостиную.

***

На следующее утро я проснулась от легкого прикосновения к моим волосам. Легкого и приятного. Открыв глаза, обнаружила рядом с собой Павла. Он сидел перед диваном на корточках и сосредоточенно вглядывался в мое лицо. Я протянула вперед руку и погладила «брата» по щеке. Как же чудесно, проснувшись, увидеть перед собой того, кого любишь!

Павел на мгновение задержал мои пальцы у лица и улыбнулся:

— Доброе утро, соня.

— Доброе утро.

— У меня для тебя новости.

— Какие? — я села и сладко-сладко потянулась.

— Ты уволена.

— Что?

Мне показалось, я ослышалась.

— Ты уволена, — повторил он совершенно серьезно. — Иди к себе и собирай вещи. К обеду ты должна покинуть мой дом.

— Но… но почему? — у меня предательски задрожал голос

— Так будет лучше для всех.

— Нет! Не для всех. Твоя дочь пострадает. Она только стала возвращаться к жизни, стала меняться…

— Не волнуйся: мы справимся, — перебил Павел. — К тому же Виола вчера сама просила меня уговорить тебя на работу в банке. Я, можно сказать, исполняю ее волю.

Он выглядел таким спокойным! А у меня от его слов внутри словно что-то сломалось. Хрясь — и под ложечкой мучительная боль, а сердце превратилось в маленький кровоточащий комочек. Мне не хотелось никуда уезжать.

Я взъерошила свои и без того спутанные волосы:

— Ты напрасно идешь на поводу моей сестры. Она меня не знает, не знает, чего я хочу.

Павел нахмурился:

— Все уже решено. Кстати, свою зарплату ты получишь в полном объеме.

Это было как пощечина. Как две пощечины. Кровь ударила мне в лицо.

— Мне не нужны деньги, которых я не заработала. И я хочу закончить то, что начала.

Его губы странно дрогнули. Кажется, он попытался снова улыбнуться, но не смог:

— Лида, не спорь. Не спорь, пожалуйста. Так и правда будет лучше для всех. Тебе нужно уехать. Мы с тобой свернули на кривую дорожку, которая не приведет ни к чему хорошему. Я не хочу, чтобы ты привязалась ко мне, а я к тебе.

— Я не привяжусь. Обещаю, — почти беззвучно прошептала я.

Мне хотелось расплакаться. Совершенно по-детски.

— А я привяжусь. Уже привязываюсь, — грустно констатировал он. — Вот только мне этого не нужно. Ты же знаешь, мы не можем позволить себе отношения. Мы прочно связаны паутиной лжи.

Он был прав. Но мое сердце не хотело в это верить.



Елена Трифоненко

Отредактировано: 14.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться