Подруга попаданки: отбор для ледяного дракона

Размер шрифта: - +

Глава 6. Принцесса и секретарь продолжают заставать истинную пару за неожиданными занятиями

Лежать в обнимку с любимым в драконьей ипостаси в обжигающем тепле взрывающихся то тут, то там гейзеров – блаженство. Ощущать его крыло, накрывающее мою более хрупкую в сравнение с его фигуру, - неописуемо чудесно. Покидать долину гейзеров – отвратительно.

- Будет трудно, - рычит Тирэль мне в макушку, после чего опускается и чуть прикусывает длинную шею.

- Знаю.

- Наши семьи не одобрят подобный союз, - если говоря это, он пытается заставить меня перестать считать его своим, то стратегию выбирает в корне неверную: я плавлюсь в его лапах и крыльях, грозясь разлиться по долине лавовым потоком.

- Да, - неохотно рычу в ответ.

- Но ты моя, - и кусает сильно-сильно, будоража чешуйки и скрытую под ними мягкую кожу.

- А ты мой, - изворачиваюсь, чтобы прикусить его шею в ответ.

Однако вечно так лежать и блаженствовать, как бы нам того ни хотелось, мы не можем.

- Как давно мы здесь? – спрашиваю, исследуя коготочком грудь своего дракона.

- Чуть больше суток, - дракон под моими лапками млеет. – Пора возвращаться. Атара сейчас ведёт ярость за нападение на истинную пару. Он, конечно, разумный, но как бы глупостей не наделал.

- Я боюсь, как бы они с Наденькой не передрались. От этой человечки я уже всего ожидаю, - выдыхаю, представив, какую сцену может устроить Надя.

- Сочувствую Атару, - выдаёт Тирэль. – Встретил истинную пару, а она – человек. И ладно бы хоть местная, а так… Она его понять не может и не хочет. А он ведь весь мир к её ногам хоть сейчас положить готов, приласкай она его хоть разок.

- Ещё приласкает, - верю в лучшее я. – Уж мы-то это обеспечим.

- Пора возвращаться, - повторяет мой мужчина, оказавшийся более ответственным, чем я.

Мой взгляд с тоской устремляется в небо. Там нас ждут трудности. Наши семьи, отбор, драконессы, опустившиеся до попытки убить человечку из ревности. А мне хочется любить Тирэля и ни о чём не думать.

***

Во дворце беспокойно. Из дворцовых сплетен нам с Тиром удаётся выяснить, что вчера днём принц прилетел с госпожой Надеждой Борцовой на спине, после чего, обратившись в человеческую ипостась, прошёл с девушкой на руках до самых её покоев и не ушёл оттуда, пока госпожа не заснула. После чего вихрем пронёсся по дворцу в тронный зал к императору и императрице. Никто не знает, что именно принц сказал родителям, но те вмешались в произошедшее и предъявили обвинения леди Миртарене, Дженатаре и даже Розарии, которая, будучи дочуркой первого министра Гербера лед Ароуза и бывшее принцессы Огненной империи, вообще должна была остаться нетронутой, даже если бы покалечила иномирянку. Впрочем, она и осталась, так как напала на меня, а не на Надежду. Всё списали на то, что у нас вышел родственный конфликт и к нападению двух девушек на попавшую к нам из другого мира участницу отбора леди Розария не имеет никакого отношения. А вот Миртарене и Дженатаре наказания, несмотря на их благородную кровь, избежать не удалось. Из отбора их исключили, а отцы были сняты со своих постов.

Я догадываюсь, что именно мог сказать властвующим родителям Атареллен, чтобы они наказали родовитых девушек из-за иномирной девицы. Только признание в нахождении истинной пары могло бы убедить драконов-правителей пойти на такой шаг. Странно тогда, почему они и вовсе не отменили отбор. Ведь очевидно же, что кроме Нади никто Атару больше не нужен.

Очевидно это и тем, кто не в курсе истинности Надежды и Атареллена. Девушки на этаже участниц прибывают в подавленном настроении и активно что-то обсуждают в большом зале с мягкими диванами и подушками в конце коридора с покоями. Сговариваются, змеи. Как бы гадостей не натворили.

Что радует, так это то, что Роксаны лед Жеррарр я среди этих девиц не замечаю. Кстати, о ней…

- Тир, ты уже говорил с леди Роксаной?

- Предположим, - кивает Тир.

- О чём? – огонёк ревности вспыхивает в груди и погасить его очень трудно.

- Это между мной и Роксаной, Ресса. Я не стану обсуждать это сейчас с тобой.

Как обломком скалы по голове. Огонёк превращается в пожар, а из человеческого тела вырывается громкий рык. Очень громкий.

- Тир…

- Ресса, это личное дело Роксаны. Спроси у неё сама, но я говорить не буду.

Рычу ещё громче, так, что, кажется, даже девушек в далёком от нас зале привлекаю.

- Не рычи, - он мягко гладит меня по волосам. – Ресса, я не испытываю к леди Роксане любовного влечения. Я испытываю его к тебе, но это не заставит меня выдать её секреты.

Мою истинную суть подобные слова раздражают, но Тирэль гладит меня по голове, и я, как драконья самочка, млею от этой ласки.

- Я спрошу Роксану, - обещаюсь я, кое-как успокаиваюсь. Тир одобрительно мне кивает, и мы, наконец, входим в покои Надежды, где мой дракон ожидает найти своего принца, а я посмотреть на самочувствие своей буйной подруги.

Я ожидала увидеть всякое: от в очередной раз спорящей с принцем Нади до Нади, зарывшейся в учебники. Но увидеть иномирянку в объятиях Атареллена я не ожидала от слова совсем.

Притом, объятия явно добровольные: ледяной полулежит на кровати Надежды в расстёгнутой рубашке, одной рукой обхватив девушку за плечи и прижимая к своей груди, а Наденька трётся лбом о его кожу и блаженно вздыхает. Потом просто расслабляется, кладёт голову ему на грудь, вскидывает туда же одну руку и поглаживает. Поднимаю взгляд на принца: ему с огромным трудом даётся держать лицо и не выказывать своих истинных чувств. Сейчас он ведёт себя как умный хищник, который боится спугнуть жертву.

Хоть и не была готова к тому, что трещины в крепости имени Надежды дадут сбой, удивилась я не столько факту их объятий, сколько обстановке, в которой они это делают. Потому что в покоях истинная пара находится не одна.



Александра Ибис

Отредактировано: 31.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться