Подруга попаданки: отбор для ледяного дракона

Размер шрифта: - +

Глава 13. Наденька борется со страхами

Где-то на границе Огненной и Ледяной империй

Надя кутается в выданный Атаром синий плащ из приятной на ощупь ткани, расшитый чёрной нитью, и смотрит на небо, почти чёрное в это время суток. В этом приграничном лесу не так тепло, как по всей Огненной империи в это время года, здешний воздух трогают хладные объятия соседней страны. Наде должно быть холодно, но она цепляется за плащ и натягивает на влажные светлые волосы капюшон скорее по какой-то внутренней человеческой памяти. На самом деле, ей не холодно. Более того, она вся горит и почти физически ощущает, как пламя согревает её изнутри. Ей даже кажется, что её вены то и дело просвечивают бледную кожу пламенем. А, может, и не кажется.

Атар обнимает её сзади за плечи. Дракон стянул влажную верхнюю одежду, и Надя, напряжённая до предела, ощущает его хладную кожу даже через одежду. Она вспоминает, что уже горела однажды и искала его холода тогда, когда заболела. В тот раз её пытались убить из-за него, и лишь вовремя появившийся Атареллен спас её от участи кровавой лепёшки на снеге и камнях. Сегодня ситуация повторилась. Только вот чуть не погибла она из-за собственной глупости. Глупости, из-за которой они сейчас в глуши посреди ночи, а не во дворце Ледяной или Огненной империй. А ведь их ищут. Её, Атареллена, Тирэля, Сатрессу.

Надя осторожно выворачивается в руках дракона и оглядывается на лесное озеро, в котором Тирэль кан Ювенор остужает свою истощённую бессознательную супругу.

- Вы уверены, что нас здесь не найдут? – вздыхает Надя, уткнувшись в холодную грудь Атареллена.

Принц чувствует её непривычно обжигающее дыхание на своей коже, его руки плотнее смыкаются у неё на талии. Такая хрупкая девочка. Его девочка. Такая бойкая, смелая, тёплая, искренняя… Никто в окружении Атареллена Ледианского не был таким, как она. Даже его единственный настоящий друг, Тирэль кан Ювенор. Хоть и огненный, он быстро подстроился под ледяных, к тому же, был кровным аристократом. Надя… Надя была действительно из иного мира. Его истинная пара, которою он мог бы никогда и не встретить, если бы не исследования лорда Тарвана кан Ювенора, отца Тирэля.

- Да, - дракон всё ещё не может поверить, что чуть не потерял её. Он целует её в макушку через ткань капюшона. – Тирэль постарался замести наши следы. Нас не найдут ближайшие несколько часов. Ты можешь рассказать, что произошло. Кто это сделал? Кто посмел?!

Он старается не пугать любимую, шепчет, но для Нади его шёпот достаточно выразителен. Она дрожит, прикрывает глаза. В крови течёт сила, но на деле… Наденька не хочет быть сильной. Надя хочется спрятаться в руках принца и предоставить всё ему. Ведь её же сила, что должна была защитить её от всего, чуть её не погубила! Если бы не Ресса, если бы не Атар!.. Ох, она помнит, как кто-то добрый сказал ей открыть глаза, придал ей сил, чтобы она увидела, закованная в лёд в водах озера того, кого любила её душа. Голос был женский, как будто бы материнский. Приятный. А ещё его обладатель был силён.

- В озере… я знала, что ты пришёл… - вместо ответа вдруг говорит Надя, поднимая на Атареллена свои невинные карие глаза. Она рассказывает ему о голосе.

- Сапфирия… Она и со мной говорила, сказав отдать тебя Сатрессе, - его холодная рука касается её щеки, и Надя сама льнёт к ней, как котёнок. – Сами боги заботятся о нас.

Атар не может злиться, когда она рядом. Понимает, что кто-то сотворил с ней всё это, помнит, как она противилась лететь во дворец, умоляя их убраться подальше. Говорила, что должна рассказать нечто очень важное. Но сейчас Надя в его руках, и он не хочет думать о проблемах. Дракон просто хочет сжимать свой единственный источник душевного тепла в этом мире и ни за что не отпускать.

- И всё же, как я ни стараюсь, я слабая, - хмыкает Надя. – Ты сильный, Тирэль и Сатресса – сильные, а я… даже обладая магией, я врежу себе.

- Надя, что бы ни случилось, но ты не права! – слова Нади заставляют его истинную суть возмущенно фыркать и дышать морозным пламенем внутри него. Ведь обе его сути знают, видят и поняли, что Надежда Борцова – это не нежная девушка, не придворная интриганка, не легкомысленная девица. Её характер иной. Она всегда смотрит в будущее. Думает. Читает. Стремится к знанием. Хочет быть умнее. Да, физически она не ровня драконам, но её воля… Её воля сильна.

- Ты сильная, - он обхватывает её лицо руками. – И ты – единственный человек, которого я уважаю. А ещё ты умнее меня. Настолько, что мне страшно это признавать, ведь где это видано, чтобы жена была умнее мужа. Но ты умнее. И рядом с тобой я чувствую, что и сам стану лучше. Я хочу на тебе жениться не только потому, что ты – моя истинная пара. Ты – моё спасение. Ты – тепло. И ты можешь быть опорой, если пожелаешь. Моей силой. И твои мысли… Твои мысли могли бы стать мыслями всей империи, ты сумела бы донести их даже до драконов, из тебя вышла бы прекрасная императрица. Я это знаю. И я люблю тебя. Разве можешь ты быть слабой?

Надя не верила в мужчин всю жизнь. Но Атареллен ломал её барьеры упорно, властно. В итоге он стал айсбергом, что пробил, казалось бы, несокрушимый «Титаник» её убеждений. Потому что сейчас Надя верит каждому его слову. И чувствует себя сильной. Смелой. Готовой становиться лучше, если этот дракон будет смотреть на неё так, как смотрит сейчас.

- Любишь? – но спрашивает она лишь это.

- Люблю, - целует, - уважаю, - снова, - верю, - слегка прикусывает носик, - а оттого хочу услышать правду. И вместе с тобой уничтожить тех, кто посмел поднять на тебя руку.

- Это… - Надя вдыхает полной грудью. Ей страшно, но в объятиях своего принца ей не следует бояться. – Это отец Тирэля, лорд Тарван кан Ювенор. И убить он хотел вовсе не меня. То есть, позже и меня. И тебя, и всех.



Александра Ибис

Отредактировано: 31.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться