Подвиги для начинающих

Размер шрифта: - +

Глава 5

Глава пятая: Небесный транзит

В Гоблинском переводе: “Залетели!”

 

На ковре-самолете

Мимо радуги

Мы летим, а вы ползете.

Чудаки, вы, чудаки.

(“Агата Кристи” - “На ковре-самолете”)

 

1

 

Тарена вырвалась вперед, да так и бежала, выбирая правильный путь для мужчин. Оптимальный, а, соответственно, самый лучший. Всё, как в жизни. Передвигаться пешим ходом наемникам было не привыкать, а что касается Ваньки, то он не успел ещё отвыкнуть от детских прогулок по окрестностях родных Четвертых Пентюхов, когда десять миль пешком и это только до обеда.

Вдвоем с Маркусом они бежали рядом, не отрывая глаз от мельтешащей женской спины, вовсе не такой утонченной и изящной, как привыкли описывать женщин-воинов сказители. Порой они прижимались плечом к плечу, порой разбегались на несколько метров, в зависимости от обстоятельств. Несмотря на необходимость физических упражнений, Маркус умудрялся рассказывать мальчишке о НеПиСях, легенды о которых не пользовались особой популярностью в Четвертых Пентюхах.

— НеПиСи — это НеПотребные Создания, неподвластные воле Богов и недоступные для реинкарнации Младших Богов — Плейеров. Потому то их и зовут НеПотребные. Ещё их называют эйдолонами или защитными духами, стихийными стражами. Леди Дива одна из них. Ледяная Дева так же известная под именем Шива.

На одну секунду им пришлось разойтись, пропуская широкий ствол векового дерева. Чтобы срубить его, прикинул Ванька, понадобилось бы человек сорок опытных лесорубов плюс недельки две времени.

— Как правило, НеПиСи не являются первому встречному, — продолжил Маркус, едва они сошлись на прежнее расстояние. — Вызывающему их человеку необходимо обладать определенными способностями к вызову, так называемой совместимостью. Или иметь при себе именной камень, способный призывать стихийного духа. Если мне не изменяет память, камнем Шивы является алмаз. У тебя случайно нет с собой уникального алмаза? Нет? Жаль. Будь у нас хотя бы простой алмаз, мы могли бы попробовать вызвать её ещё раз, но не факт, что она явилась бы. Совместимость и предрасположенность тоже играют немаловажную роль. А ещё существуют специальные магические ожерелья, перстни и серёжки с инкрустированными драгоценностями. У этих украшений есть ограниченный заряд вызова НеПиСей в любое время, потому то эти камни в стародавние времена и стали драгоценными. Но мне такие безделушки в руки не попадали. Нынче они — большая редкость, нет мастеров, способных создать подобную вещь, не то, что раньше. Чутье мне подсказывает, что у тебя тоже в кармане не завалялось ничего магического. Я прав?

Ваня кивнул, на ходу перескакивая кочку.

— Тогда остается открытым вопрос: почему Леди Дива помогла нам? Ни я, ни Тарена не обладаем даром вызывания духов. Если честно, сегодня мы впервые увидели НеПиСя вживую. Ты, как я понимаю, до сегодняшнего дня вообще о них ничего не слышал?

Ваня опять кивнул, перепрыгивая через поваленное дерево.

— Именных алмазов у нас нет, как нет магических артефактов. Странно. Значит, либо кто-то находящийся неподалеку направил Ледяную деву нам на помощь, либо… либо это её личная инициатива.

Наемница слегка сбавила темп, чтобы Маркус и мелкий поравнялись с ней.

— Прекрати трепаться, а то дыхание собьешь, — предупредила она.

— Уже, — выдохнул воин, хватаясь за грудь и замедляя бег.

Пришлось всем троим делать привал и переводить дух. Зомби Плюгга пока что не показывался, видать, отстал, доходяга.

— Не нравится мне всё это, — наконец заговорила Тарена лишь бы разбить ставшую малость зловещей тишину. — Боты, болото, зомби да ещё и ночью.… Это не для порядочной девушки.

— Если я её увижу — так и скажу, — Маркус оперся на колени, восстанавливая дыхание. Но понял, что так уйдет слишком много времени, распрямился, расправил плечи. — Пошли!

Не утруждая себя выбором направления, маленький отряд затопал в неопределенную сторону. Квейкова Падь молча следила за ними окружающей темнотой. Не глазами ночных хищников, не буркалами чудовищ-ботов — могучими древесными стволами, покрытыми одеждами времен — растрескавшейся корой и густым зелёным мхом; обильной растительностью, не знающей недостатка ни в тепле, ни во влаге; чавкающей и хлюпающей плёнкой дёрна, прикрывающей глубокие заполненные водой ямы. Заполучившее в свое распоряжение живые игрушки болото не думало расставаться с ними, вдоволь не наигравшись. Уподобившись хитроумному маньяку-убийце с садистскими наклонностями, топь забавлялась с ними, то бросая на верный путь, то подталкивая к невидимым  “окнам”, то позволяя врагам прокрасться краткой тропой и ещё на чуть-чуть сократить разделяющее расстояние.

Квейкова Падь обладала собственным разумом, хитрым и непонятным людям. И она соскучилась в бездействии.

 

2

 



Алексей Абросимов

Отредактировано: 02.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться