Поджига

Размер шрифта: - +

Поджига

Собираться по утрам в школу – то еще удовольствие. Это и так безрадостное событие было омрачено сразу двумя мыслями: сегодня четвертым уроком – контрольная по математике; сегодня же, в 11.00 – по телевизору "Бриллиантовая рука". Не идти на контрольную нельзя, пропустить "Бриллиантовую руку" невозможно. Что делать? Вот в чем вопрос! Что там ваш Шекспир с прокисшими трагедиями по сравнению с жизненными драмами, которые застилали всю видимую Вселенную.

Мама ушла на работу рано утром, пока я еще спал. На столе она оставила записку с кратким руководством моих действий: еда – там, убери – туда, закрой – не забудь, будь умницей, люблю, целую и все в том же духе, но радости мне это не прибавило. Механическими движениями я намазал масло на булку, заварил чай и посластил его так, что, наверное, хватило бы на несколько петушков на палочке. Голова была тяжелая от мыслей, как будто мозги накачали свинцом, да еще какой-то активист из "Пионерской зорьки" надрывно рассказывал по радио про долг каждого пионера.

«Ну полный алес капут», – подумал я.

В общем, поверьте, товарищи взрослые, у подростков свои проблемы – не хуже ваших.

После того как я закончил завтрак и убрал посуду, я стал собираться в школу. Смел скопом со стола учебники и тетради в портфель, натянул одежду и ботинки. Кудри расправил лучшей расческой любого парня – своей пятерней. После всех нехитрых манипуляций я вышел на улицу.

По дороге в школу я обычно встречался с Серегой. Он разбавлял наш путь разными анекдотами и историями, которых он знал множество. Но сегодня Сереги не было. Ангина.

«Вот повезло же ему», – подумал я.

Осень поддержала мое настроение. Моросил дождь, ветер был холодный и всепроникающий. Со всех сторон вереницами, как бурлаки, прямо по лужам, тянулись к школе други по несчастью. По этим детским ручейкам можно было безошибочно узнать, где находится светоч знаний. Хотя, может, они были счастливы в тот день, я не знаю. Мы ведь видим каждый свое.

Придя в класс, наш председатель совета отряда Иванова Ирка сообщила, что географичка заболела и вместо географии будет политинформация.

– Гу-у-у-у-у, – восторженно-разочарованно загудела наша коричнево-голубая масса. Я лично перевел дыхание – фух, хоть какой-то позитив. Харитонов Димыч, мой сосед по парте, не проронил ни слова и показывал мне всем своим видом, что он просто напичкан какой-то тайной.

Я кивком изобразил ему – ты чего? И в этот момент Иванова начала свою речь:

– Чувством глубокой ответственности за судьбу советского народа и всех людей Земли проникнута миролюбивая политика нашего государства. Чем же отвечает Вашингтон? Новыми мощными взрывами, а еще – чудовищной антисоветской кампанией...

Во время этого словесного кала Димыч наклонился ко мне, положил портфель на колени и раскрыл его под партой – смотри.

Я наклонился и увидел великолепный образец поджиги – самодельного огнестрельного оружия. На отполированном цевье и шейке ложа, в углублении лежала толстая медная трубка – ствол, где-то 1 см в диаметре. Один конец трубки был сплющен и загнут в виде буквы "Г". Загнутым концом трубка была "утоплена" в ложе. Ствол был аккуратно и добротно примотан к цевью крупной изолентой. У загнутого конца трубки сверху был небольшой надрез, к которому головками вплотную были примотаны три спички. 

– Ух ты! – с завистью выдохнул я. – Сам сделал?

– А то!

– Вещь! – не унимался я.

– На большой перемене опробуем, – сказал Димыч.

– Заряжена?! – спросил я.

– А как же, заряжена дробью, запыжена – все как полагается. 

Я заерзал на стуле, предвкушая развлечение.

– К борьбе за дело Коммунистической партии Советского Союза будь готов! – наконец-то закончила свое повествование Иванова.

– Усехда готов! Идиот, – ответил Димыч фразой из "Бриллиантовой руки", на что весь класс разбрызгался смешками.

– Все бы тебе, Харитонов, дурака валять, – нравоучительно ответила Иванова, которая давно уже привыкла к его выходкам.

Оставшуюся часть урока мы провели в свободном плавании, и каждый занимался чем хотел. Лично мы с Димычем обсуждали будущее испытание.

– Хорошо бы какого-нибудь гада-кота подстрелить, – задумчиво произнес Димыч.

– Не, нереально, – сказал я, – фиг поймаешь, быстрые они, собаки.

– Да, – согласился Димон.

– И громко, надо где-нибудь в укромном местечке.

В конце концов мы решили пойти в какой-нибудь ближайший подъезд и испытать поджигу на ведре от мусора.

Вторым уроком была история, но мы не слушали (впрочем, как всегда) нудный голос учителя. Время тянулось, как жгут на рогатке, когда он уже растянут так, что аж плечи сводит. Наконец-то школьный звонок объявил о большой перемене. Мы тут же сорвались со своих мест и двинулись к выходу из школы. По пути зашли в туалет, где Димыч вытащил обрез из портфеля и засунул его за пазуху.



Мицар

Отредактировано: 15.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться