Поезд на темную сторону

Размер шрифта: - +

Заметка четвертая. Про психолога

Пару раз в неделю Андрею приходилось ходить к психологу.

Он бы не делал этого, но его очень попросили об этом родители. Точнее, все случилось еще более неудобно – они сами нашли этого психолога, как-то с ним договорились, и теперь Сергей Иванович Крещенский принимал Андрея по расписанию. Причины для этого у родителей были.

Андрею никогда не нравилось, когда из-за него кто-то кому-то начинает быть обязанным, и уж тем более бросает все силы на то, чтобы помочь, когда сам Андрей ни о какой помощи не просил. Поэтому в этом случае, как и во всех других, он попросту смирился. Смирился и каждые вторник и пятницу в 19.30 Андрей стоял перед старой дверью, обитой советским дерматином коричневого цвета. Дерматин видел в жизни побольше Андрея, что не могло не оставить отпечатков на его поверхности – царапины, грязь, а около замочной скважины две аккуратных дырки, появившиеся явно после попытки затушить об эту дверь сигарету.

Так вот, Андрей стоял у двери, каждый раз пытаясь понять, зачем он вообще сюда ходит. Ему не хотелось тратить час на беседы с Сергеем Ивановичем, не хотелось ощущать на себе испытующий взгляд умудренного опыта психологом, как и не хотелось в очередной раз рассматривать темно-зеленые обои с простеньким узором.

Сергей Иванович был муниципальным психологом, а Андрея принимал после работы в своем же кабинете. За отдельные и не очень большие деньги. Сергей Иванович настаивал, что обычно такими делами не занимается, и исключительно ради родителей Андрея пошел на такие жертвы.

 

Андрей посмотрел на часы, понял, что опоздал, только после этого толкнул дверь. Он всегда так делал – опаздывал. Это давало ему надежду на то, что сеанс станет чуть короче.

- Ты снова опоздал. – заявил Сергей Иванович, сидя за письменным столом и что-то аккуратно выписывая в толстой тетради.

- Пробки. – пожал плечами Андрей.

- Значит, надо пораньше выезжать.

- Моя работа мне этого не позволяет. – Андрей сделал вид, что сожалеет.

Хотя никакого сожаления он не ощущал. Умение придумывать тысячу причин, чтобы оправдать себя, он получил довольно давно, едва ли не в школьном возрасте.

- Что ж, садись. – Сергей Иванович указал ладонью на кресло напротив своего стола.

Ремонт в самом кабинете был старым и, может быть, даже немного ветхим, но вот мебель явно новее. Стол и кресла выглядели вполне свежими.

Андрей сел в кресло, сцепил ладони в замок и положил их на колени.

- Сделал ли ты то, о чем мы говорили на прошлом сеансе? – спросил психолог.

- Нет. – ответил Андрей.

 - И даже не попытался?

- Я не хочу никого приглашать на свидания. – раздраженно сказал Андрей.

Психолог почему-то ухмыльнулся.

Он был среднего роста, но при этом коренастый, крепко сбитый. Всегда ходил в костюме и при галстуке, который, однако, не затягивал на толстой шее. Крупное лицо дополняли темные карие глаза, густые черные брови и не менее густые черные волосы. Его щеки висели как у старого пса, да и весь вид Сергея Ивановича напоминал Андрею старого пса. С таким въедливым и цепким взглядом, будто прямо сейчас загрызет.

- Ты здоровый молодой мужчина… - начал Сергей Иванович.

- Для этого необязательно водить девушек на свидания. Все можно решить куда проще.

- Это как же?

- Сергей Иванович, может быть, поступим, как и все предыдущие разы? Я открою ноутбук, поработаю часок, да и пойду?

От Сергея Ивановича не скрылось, что Андрей не выглядел спокойным. Психолога этот молодой человек, вообще говоря, умилял. С профессиональной точки зрения. Ничего в его случае особенного не было, но некоторые частности… Коротко, Сергей Иванович с интересном взялся за Андрея.

Беда в том, что пациент на контакт особенно не шел. А уже полгода, как эти встречи проходят.

- Нет, Андрей. Сегодня мы пообщаемся.

- Решили отработать полугодовую оплату?

- Почему бы и нет? – Сергей Иванович отложил в сторону ручку. – Давай поговорим о твоих друзьях. Сколько у тебя их?

- Двое. – тут же ответил Андрей.

Сергей Иванович отметил, как быстро Андрей успокоился. Или сделал вид, что успокоился. Скрывать свои эмоции молодой человек умел очень хорошо. И показывать их привык тогда, когда хотел этого сам.

- Оба парни?

- Нет, парень и девушка. Они в паре. С детства дружим.

- То есть, девушка из вас двоих выбрала не тебя?

Взгляд Андрея на Сергея Ивановича был довольно продолжительным. Но ответил он весьма буднично:

- Я не претендовал.

- Или отступил?

- Ладно, вы правы. Я уступил. Нам было по пятнадцать, Кот пришел ко мне и заявил, что влюблен в Вику по уши. А мне она просто нравилась, вот и решил, что не буду вставать на пути светлых чувств. – в процессе рассказа лицо Андрея никак не поменялось. – Меня быстро отпустило, а у них закрутилась большая любовь. Я был рад.

- Очень интересно, что ты назвал своих друзей. Почему «Кот»?

- Потому что Константину его имя «Костя» не нравилось. Он не любит, когда его так называют. Поэтому решили звать его «Кот».

- Вы вместе решили, или Костя предложил, ты согласился? И вообще, как часто ты шел на поводу у Кости? Он ведь был заводилой вашей небольшой компании?

Андрей тихо рассмеялся:

- Задались целью вывести меня на эмоции? Вряд ли выйдет. Так и есть, я ведомый. Я это знаю. Просто Кот яркий, как солнце, идти за ним приятно. Он хороший друг. 

Сергей Иванович постучал пальцами по столешнице и вдруг улыбнулся:

- Ты, Андрей, совершенно не умеешь общаться с людьми.

- Только дочери своей не рассказывайте, а то же она итак мне на работе прохода не дает.

- Оставь уже мою дочь в покое.



John Kwon

Отредактировано: 14.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться