Поезд Надежд. Том I. Билет в совершенно Новый Год.

Размер шрифта: - +

Ёщё одна 1 Глава. Ещё другее :)

Глава 1. Толстый и ненужный

(Осторожно, русский треш!)

 

– Нет! – Какое удобное слово, когда некогда объяснять. – Нет, и всё!

– Как ты разговариваешь со своим отцом? Ты ведь ещё даже не подросток!

– А ты? Как ты разговариваешь со своим сыном, ведь ты уже даже не подросток! - Митрофан врубил звук погромче и занял на диване позицию «Я - Звезда!». Отец побагровел, но Митрофан, по-видимому, сталкивается с таким препятствием к сладкой цели не впервой.  – Ладно, отвали, пап. Я крутую передачу смотрю!

Был диван у Митрофана о-очень пребольшой! В месяц раз его чинили дружною семьёй! – Ой! Извините, сейчас не об этом. Но диван был реально гигантский! Но Митрофан (а для мамы – просто Митя) умел занять его полностью.

 Сверстники считали его жирдяем, но сам он считал себя мощным, и это было отчасти правдой. Кем бы ни был его противник в школе, хоть и любой старшеклассник, Митрофан всегда мог повалить семерых одним ударом! Главное, с разбегу. В своей школе в культурной столице России, Нью-Петербурге, за партой он сидел всегда один. Он мог бы, конечно, не разваливаться, подвинуться аккуратненько – но зачем? Кстати, и перед ним тоже никто не хотел садиться, потому что в конце урока Митрофан вскакивал так, что отлетевшей партой мог легко сломать парочку хребтов.

Учителя постарались отвести ему в классе такое место, чтобы Митрофан мог беспрепятственно выбежать с места в дверь. Как вы уже, наверное, и сами догадались, в школьное кафе он всегда прибегал самым первым. Остальные ждали всей гурьбой в коридорах, оставалось только вжиматься в стены и молиться всем святым, чтобы пронесло.

Итак, папаша Митрофана, мощный бык-инопланетянин Тарс, прогулочной непринуждённой походкой направился к телевизору, насвистывая беззаботный мотивчик. По телевизору показывали какое-то, кажется, не вполне детское шоу. Вызывающе разодетый космонавт и ведущий – тоже фрик какой-то:

– ...Так как же вы после всего этого спаслись?

– А... Э-э-э... Ну я... Я пукнул. А что? Да, вот так!

(Хихиканье и шушуканье в зале).

– Э-э... Вы уверены?

– О, да! Я подтверждаю, стало нечем дышать! У меня даже нос и глаза разъело. В скафандре всегда так. Хотите, сниму?

– О! Нет, нет!.. Подождите, подождите-ка! Это был ваш ответ на мой вопрос, или э-это… то, что... случилось с вами прямо сейчас?

(Сдерживаемый истерический смех в зале).

Папа Тарс замер с выпученными глазами:

– Это что… что за ересь такая?

– Гы! Прикольно, правда, пап?

– Что? Да я в жизни не встречал ничего прикольнее!

И папаша Тарс бухнулся на диван рядом с сыном, так что диван аж взвыл. Ещё бы! Гигант Тарс в прошлом был вождём краснокожих, только не земных, а с планеты Картар. Она в пять раз больше Земли, а жители ее в полтора раза выше и крупнее землян и раз в десять краснее любого земного краснокожего. А также раз в сто бесстрашнее – или безумнее, это как поглядеть. Кстати, багроветь на планете Картар в почёте. А ещё – рычать, выпучивать глаза и всё такое.

– Ты уроки у него проверил? – донёсся из кухни геройский голос мамы.

Да, это не ошибка, голос у неё был геройский: вроде бы командный, но в то же время какой-то добрый. И всё же безапелляционный, что значит – не допускающий возражений и сомнений.

 Ещё бы! Она была единственной Землянкой, которая смогла больше десяти лет назад победить вождя краснокожих Тарса. Конечно, он и сам тормознул при виде её красоты, быстроты, ловкости, смелости. А, как известно, в бою «любое промедление смерти подобно» (не помню, кто сказал; возможно, что и я). Она была из четвёрки Легендарных Героев, которые двадцать три года назад спасли всю Землю и помогли сделать её центром Галактики.

– Ты уроки у себя проверил? – заговорщицки тихо спросил у сына вмиг переставший хохотать отец.

– Не-ет! Это - твоя святая обязанность!

Тарс выдохнул так, как если бы сдулась подушка величиной с целую крепостную стену. Он никогда не учился в школе. На его родной планете с детства обучали только одному: драться, чтобы выжить. Хотя нет, учили ещё историю планеты. Она заключалась в одном предложении: «Нас никто и никогда не побеждал, потому что МЫ ЕДИНЫ!». Ясно, что для запоминания такого не требовалось ходить в школу каждый день.

Школа не особо тяготила Митрофана, но отца... Когда он проверял уроки сына, ему приходилось бороться со сном из-за невероятного количества непонятных слов. Все задания Митрофан проговаривал ему устно. Например, по математике:

– Восемь-купоросим минус-фигинус пятёрка-ведёрко, всё это помноженное на несметные богатства Земли – и мы получантус: Обалдентус!

Митрофан научился говорить всё это очень уверенно, а главное – очень громко в конце, чтобы перекричать храп папаши. Тот, проснувшись, давал своё подтверждение:

– Ну вот, видишь! Теперь ты сможешь исправить двойку! Что там у нас следующее в стратегии обучения?

Папа Тарс не разбирался в правописании, особенно земном. Но его сын должен быть лучше всех – поэтому приходилось терпеть. Кстати, и обычным-то родителям Земли не всегда бывает легко, так что не судите строго. Однако сочинения сына Вождь слушал, не засыпая, а наслаждаясь и восхищаясь:

– ... А после того, как все враги на этой планете были уничтожены, семья героев прыгнула в свой космолёт и умчалась навстречу новым приключениям!

– Браво! – Папаша захлопал так, что окна затрещали. Митрофан чуть щёки не порвал своей кривой ухмылкой на довольной роже. – А как называется тема сочинения?



Мама Лунтика

Отредактировано: 24.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться