Поговори со мной...

Размер шрифта: - +

Глава 3.

    — Вот дерьмо! — тихо выругался Антон, шаря в темноте по стене лифта. — Слыш, Ирк, посвети мобилой, нихрена не видно.

      Казалось бы, такая безобидная просьба. Но отчего-то так сильно захотелось совершенно по-детски затопать ногами и послать его ко всем чертям, что я еле сдержалась. Лишь зло прошипела в ответ, сжав кулаки:

      — Вот сам и свети себе своей мобилой, идиот.

      Страх пульсировал в висках, ударяясь о стенки черепной коробки стальными молоточками, заставляя морщиться и закрывать глаза.

      — Да я бы рад, да дома забыл. Так, знаешь ли, к тебе торопился, — ехидная улыбка на его губах была практически осязаема. — Ну так что?

      Идиот! Дебил! Кретин! Придурок!

      — А-а-а-а, черт с тобой!!! — покопавшись в настройках, включила фонарик. Белый холодный свет подсветил маленькое пространство лифта, тотчас отправив гулять по стенкам наши с Антоном тени. Слегка вытянутые, гипертрофированные, сейчас они казались какими-то страшными, неведомыми монстрами, пляшущими вокруг нас сакральные танцы.

      Рука дрожала… Сильно…

      Прищурив глаза, несколько раз глубоко вздохнула и выдохнула, призывая разбушевавшееся воображение к порядку, и наблюдала, как Антон деловито надавливает на кнопки лифта. То первый этаж, то диспетчера, то снова первый.

      — Ну, что?

      Гениальный вопрос, Ир. Можно подумать, ты сама не видишь, что ничего. А уж как парни любят такие вот «умные вопросы» словами не передать… Сейчас он тебя пошлет и будет совершенно прав. Однако…

      — А хер его знает… — пожав плечами, спокойно ответил мой рыжий кошмар, не прерывая своих действий. Однако, увидев, что результата нет, почесал пятерней затылок и взлохматив стоящие дыбом вихры еще больше, начал уже нажимать на все кнопки поочередно, периодически к чему-то прислушиваясь.

      — Может не надо так? А то…

      — Что, «то»? Сломаю? — повернув ко мне улыбающуюся физиономию, этот монстр громко расхохотался, видя, как я краснею.
 
      — Да он, как бы, уже… не находишь? О! Идея! А что если клин клином?

      И не успела я даже пискнуть, как его кулак мощно впечатался в панель, отчего лифт сильно содрогнулся, порождая стальной гул.

      — Уй, бля! — морщась, Антон затряс отбитыми костяшками.

      Меня трясло уже давно, причем всю.

      — Ты что творишь, идиот? Угробить нас захотел, да? — напряжение и страх, бурлившие во мне с самой первой секунды, кажется, нашли выход вместе с этим утробным гулом.

      — Ты чего, Ирк, я ж только проверить. А вдруг поехал бы?

      — Поехал? Поехал??? Да он спокойно себе ехал, пока ты не появился! Ну какого черта, Мельницкий?! Ну почему ты просто не оставишь меня в покое?

      Я не плачу, нет! Это просто свет слепит… Просто свет.

      — А хрен его знает… — улыбка на его губах померкла, оставив лишь призрачную тень в виде растянутых губ. — Ты… бесишься прикольно.

      — Прикольно бешусь? — возмущение жаркой волной затопило ледяной океан страха.

      — Слушай, Мельницкий, дай ты мне спокойно доучиться и сдать выпускные. Осталось-то всего ничего. А дальше я поступлю в универ, поселюсь в общаге и перестану досаждать тебе своим присутствием! И беси дальше кого хочешь!

      Тень от улыбки пропала бесследно.

      — А куда поступать будешь?

      — Ч-что? — Кровавая пелена злости тотчас схлынула, разбитая вдребезги тихим, спокойным голосом.
 
      — Куда ты собираешься поступать? Если не секрет, конечно.

      Спокойно заданный вопрос настолько не вязался с обликом вечно подтрунивающего Антона, что я, недоуменно моргнув, ответила:

      — В МГУ попробовать хочу, на филфак.

      — У-у-у-у… такое мне точно не светит… — тихо рассмеявшись, Антон вновь уткнулся носом в кнопки, видимо соображая, что бы еще там нажать.

      Глядя на это безобразие, лишь мученически закатила глаза.

      — Учиться надо было, а не херней страдать… И перестань уже мучать лифт, это тебе не приставка и тут нет секретной комбинации для фаталити.

      А вот это его задело. Было видно, как желваки заиграли на мгновенно посерьезневшем лице. Выпрямившись во весь рост, шагнул ко мне, сокращая дистанцию до минимума, заставляя вжаться в холодную, металлическую стену.

      — Ты что думаешь, я совсем отбитый? Я на курсы хожу. Уже два года, в Автодорожный. Между прочим, хвалят…

      — Два года…? — растерянно пробормотала, глядя на такого знакомого и в тоже время незнакомого парня.

      Образ Антона в моей голове никак не хотел увязываться со словом «курсы». В школе от него учителя домашку-то могли добиться с трудом. Через два раза на пятый. О вызове к доске речи не шло совершенно. А тут… курсы…
 
      — А в школе почему не учишь…?

      И вновь шальная улыбка осветила физиономию, возвращая Мельницкому привычный облик шалопая и двоечника.

      — Да тухляк эта твоя школа. По-хорошему, надо было после девятого валить.

      — А чего ж, не свалил?

      Непостижимо! Но, я вдруг осознала, что разговаривать с ним, вот так, стоя в закрытой кабине лифта и подсвечивая лицо лишь фонариком мобильника, очень спокойно и абсолютно естественно. Будто мы это делаем каждый день. Будто…

      — Да так…

      Нервный смешок вырвался наружу, заставляя его вскинуть руку к затылку и слегка покраснеть.

      — Были, знаешь ли, причины.

      — Не расскажешь?

      Лишь отрицательно мотнул головой. Вздохнул и поднял взгляд к потолку.

      — Ладно, лирику на потом. Есть предложения, как выбираться будем? Жопой чую, кнопки умерли, никого не дозовемся.

      Поразительно, но стоило мне успокоиться, как решение проблемы тотчас возникло в голове. Я даже рассмеялась.

      — Чего? — не понял он моего неожиданного веселья, нахмурив брови.

      — Все в порядке. Я думаю, решим проблему.

      И не вдаваясь в пространные рассуждения просто набрала маму.

      — Алло! Мам, выручай! Только ты можешь вызволить нас из страшного, томительного плена. Да в лифте я, в лифте! Застряла, — тотчас кинулась успокаивать мгновенно заволновавшуюся родительницу. — Нас, потому что мы тут вдвоем с Мельницким. Ага… Снова… Лифт отрубился, свет погас. Диспетчер молчит. Ну, не орать же нам… Да нет, ты не волнуйся, мы нормально. Да, ждем, пока.

      Нажав отбой, с досадой отметила, как сильно просела батарейка. На смартфоне осталась только треть заряда. Вот же… фонарик…

      — Все в порядке, нас спасут, — бодро отрапортовала невольному солифтнику. — У мамы есть телефон диспетчера. Так что, сидим тихо и ждем. Только, боюсь, фонарик нам придется выключить.

      — Почему это? — как-то очень быстро и нервно ответил Антон.

      Без лишних объяснений показала уровень батарейки, продолжающий стремительно падать.

      — Фонарь сжирает. Телефон уже не новый, вот и чудит…

      — Понятно… Ну чего, давай хоть устроимся поудобнее. Черт знает, сколько этих «спасателей» ждать.

      Кинув сумку на пол, Антон просто сел на нее, вытянув длинные ноги, насколько позволяла ширина лифта и приглашающе указал на оставшееся место рядом с собой.

      А, собственно, почему нет?

      Плюнув на все, устроилась рядом. После чего погасила свет, и кабина погрузилась во тьму. Лишь тяжелое, прерывистое дыхание Антона разбавляло тишину.

      Он что, нервничает???



Ольга О'Линта

Отредактировано: 26.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться