Похищенная, или Заложница игры

Глава 13. Выкуп

 

За минувшие сутки Мири даже никто не запирал. Она свободно выходила из спальни, бродила по подгорному замку, наталкивалась на магов, которые приветствовали ее удивленно, но уважительно, и вопросов не задавали.

Арелато она не видела. Он не вызывал ее составить компанию за завтраком, не являлся допрашивать. Мири старалась поскорее забыть свое желание Избрать его ради Шел и Кастале.

Тайну его исчезновения раскрыл Кодорро. Оказывается, "монсеньор" дрых. Целые сутки. Отсыпался после двойного боя – сначала в Алмазном Доспехе, потом под стенами замка, на горной тропе.  

Кодорро заходил к Мири и вчера, и сегодня. У девушки окончательно выгорела злость на него. И верно – какое право имеет она, бессмертная фея, судить смертных за то, что они не хотят умирать.

И Кодорро не виноват, что Арелато чуть не убил ее друзей. Пусть по счетам платит виновный. Уж ему-то она выскажет все, что о нем думает. Пусть только покажется!

От этой мысли в животе Мири поднималась горячая волна ярости к проклятому похитителю. Не только за друзей – за все, что он ей причинил. За все, что она вынесла по его воле.

Мириэль сама не замечала, что бушевавший в ней огонь приближал, притягивал ее крепче к тому, кто его вызвал. Слишком сильными, слишком жгучими были ее чувства к Арелато. Все ее помыслы и устремления были направлены на этого мужчину. Он занимал огромное место в ее жизни, ее мыслях, ее душе.

Она не могла игнорировать его присутствие. Не могла стереть ластиком. Ей приходилось мириться с его существованием, а главное – постоянно испытывать к нему бурные, интенсивные эмоции.

Когда думаешь о человеке столько, сколько Мири думала о своем похитителе; когда он вызывает такие сильные чувства, становится неважно, любовь это или ненависть. Человек делается значимым, почти родным.

Так и случилось. Арелато прочно угнездился в душе Мириэль. Пошли вторые сутки, когда она не видела его, не разговаривала с ним. Утром она вышла побродить по замку и невольно ждала, что сейчас он покажется из-за поворота. Думала спросить кого-нибудь встречного, отоспался ли уже наконец их монсеньор.

Мефало, прикатившая обед, только пожала плечами в ответ. Она не прислуживала самому Великому Магистру. Только мелким сошкам, вроде пленниц, сердито подумала Мириэль.

Когда дверь распахнулась и на пороге появилась знакомая широкоплечая фигура, первым чувством Мири стало облегчение. Ничего не изменилось. Он по-прежнему есть в ее жизни. И только потом хлынула накопившаяся злость.

- Явился… - прошипела она.

И больше не смогла вымолвить ни слова. Только хлопала глазами, не в силах вернуть на место отвисшую челюсть. Вслед за Арелато в спальню вошел Дейл.

- И тебе хорошего дня, Мири, - проговорил похититель. – Я привел гостя. Не обольщайся – он недолго задержится в Ранду. От тебя зависит, какой дорогой он покинет замок. Либо я открою ему портал в безопасное место… либо отправлю тем путем, что твоих друзей. Догадываешься, какой выбор ты должна сделать?

Долгий сон пошел ему на пользу. В голос вновь вернулся приятно обволакивающий бархат. Мириэль чувствовала, как этот бархат захватывает в плен ее слух, ее разум, несмотря на присутствие Дейла. Несмотря на жуткий смысл речей Арелато…

Дейл попытался броситься к возлюбленной. Беспомощно дернулся – и замер. Магия не пускала.

- Мири… Что тут происходит? Что они делают с тобой? Я хотел помочь, Мири… Но как? Не могу даже пошевелиться.

- Все будет хорошо, Дейл… - прошептала она.

Смешно. Она сама хотела предложить себя Арелато, в обмен на жизни двух новых друзей. И вот он приводит к ней вместо них Дейла… сторговать ее тело за его жизнь.

Ее друг и жених. Их семьи жили рядом. В детстве они часто играли вместе. Однажды Диарад, мать Мири, увидела глиняные фигурки, которые Дейл слепил ей в подарок. И пришла к его родителям, попросила привести в гончарный цех, где она и муж были мастерами.

Ни одна женщина на Ремидее не состояла в цехах и не занималась ремеслом. Кроме фей земли. Любой цех променял бы половину лучших мастеров на одну земную фею. Ведь она ведала тайны камня, глины, дерева, металла, недоступные простым смертным. И оттого превосходила талантами даже опытных человеческих ремесленников. 

Когда Диарад пришла в Коф, старейшины всех цехов выжидали в напряжении, какое ремесло она предпочтет. Она выбрала гончаров, и те сразу наделили ее чином мастера, поставили над целой мастерской. Она была там полноправной хозяйкой, сама выбирала себе учеников и подмастерьев.

Когда Дейл позанимался с месяц, Диарад сделала его учеником. Соседи подшучивали над сыном: мол, свезло с невестой. Шутка за шуткой, слово за слово, и как-то уже само собой сложилось, что Дейла называли женихом Мири.

Когда дети подросли, Дейл начал спрашивать подругу, Изберет ли она его своим мужчиной. Мириэль посмеивалась, а как совсем в девичество вошла, призадумалась – почему бы нет?

Славный парень, чудесный друг. Мужем будет замечательным. А что страсти большой не чует к нему – так на то есть Вязь. Как Изберет, тут и страсть появится, никуда от нее не деться.

Никуда ей не деться от Вязи, если она Изберет Арелато. Она не сможет без него обходиться. Разлука станет жестокой пыткой. А присутствие Избранного наполнит ее блаженством. А как быть с яростью и обидой за все, что он ей причинил? Вязь заставит забыть и их?

На этот вопрос Мири не знала ответа. Ни одна фея до нее не Избирала того, на кого ярилась. Ремидейские мужчины не обижали фей. А мерканские колдуны до них не добирались.

Что она будет чувствовать к нему, если Изберет? Что станет с ее злостью? Она уйдет, уступит место Вязи? Или смешается с ней, их притяжение навек останется таким, с примесью жгучего противостояния? И как будет вести себя Арелато, став ее Избранником?



Светлана Волкова

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться