Похищенная, или Заложница игры

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Глава 9. Черта

Резиденция Ранду. Северная Меркана

 

Мириэль и не заметила, как пролетели три недели в плену Ранду. Она без устали занималась с Даршелой кордильской речью с утра до вечера. И практиковала. С Даршелой – и конечно же, с "монсеньором"…

Совместный завтрак и ужин на террасе Нильгари стал для Мири обязательным ритуалом. Все чаще похититель заговаривал с ней вслух на кордильском – простыми фразами, которые она могла понять. И вызывал мурашки под кожей своим низким бархатным тембром – таким мягким и в то же время таким уверенным…

День ото дня Арелато становился все любезнее, все обходительнее. Пощечина, оскорбления, протесты Мири – все как будто забылось. Она тоже старалась быть милой, сдерживать кипящую натуру огненной феи. Особенно теперь, когда ее злость и обида обратились на Дейла.

Сколько нежных слов он ей говорил! Как клялся пойти за ней хоть на край света! А сам… пошел, да только с другой. Изменник.

Как ее родители попали в княжеский дворец? Арелато сказал, что не знает доподлинно. Но полагает, они подали прошение наместнику, обнаружив, что дочь бесследно пропала. И маги из свиты князя посоветовали ему взять родителей исчезнувшей феи под защиту. 

"Я не хочу рисковать Оршавой, связываясь с ремидейскими магами, - сказал ей похититель. – Постарайся меня понять. Твое требование невыполнимо".

Мириэль сердилась, но спорить не стала. Вместо этого исправно выполняла свою часть договора – рассказывала похитителю о феях.

- Зачем феи сочетаются с мужчинами? – спросил он сегодня. Вслух, на кордильском. – Вы бессмертны. Вам не нужно продолжать род. И откуда взялись первые феи? Те, кто первыми Избрали мужчин и родили от них ребенка?

Мириэль пожала плечами.

- Я бы узнала это весной. В Элезеуме. Если бы ты меня не похитил. Мама говорит – Элезеум вложил в Перворожденных фей частицу своего духа. Это все, что я знаю о них. Мама сама Перворожденная. Она никогда не рассказывала мне, зачем покинула Элезеум и сочеталась с моим отцом. Эту тайну может поведать только Светлая Иринел – королева фей.  

- И у фей всегда рождаются только девочки-феи? Что будет, если родится мальчик?

- Мальчики еще как рождаются. Особенно у нас, огненных. Об этом мама тоже предупреждала – мне нужно быть готовой к рождению сына. Очень редко огненная фея рождает девочку.

Арелато внимательно посмотрел на нее.

- Почему ты так печально говоришь об этом? Рождение сына – это прекрасно.

- Не для фей. Он будет таким же смертным, как его отец. Фее придется оплакивать свою семью дважды. Сначала мужа, потом сына.

С горечью Мириэль вспомнила похожий разговор с Дейлом. Они как раз повздорили в очередной раз, и Дейл в сердцах бросил:

"Упаси Создатель, у нас родится огненная фея! Второй такой как ты я не выдержу. Лучше уж фея воды, тихая и скромная!"

"Да можешь хоть сейчас фею воды себе искать! Я тебя не удерживаю. А у меня все равно родится мальчик".

"Брось ты, Мири! – тут же пошел на попятную миролюбивый Дейл. – Никого я искать не буду, сама знаешь. А мальчик – это здорово! Что ты так грустно сказала?"

Мири сделала вид, что закашлялась.

"Не грустно. Что-то в горло попало".

Тогда она не сказала Дейлу, что означает для феи рождение сына. Ни одна фея не говорила этого Избраннику. Позволяла оставаться в неведении и гордости. Для смертных мужчин рождение сына и наследника было торжеством. Для фей – горечью и поражением. Потому что фей мужского пола не существовало.

Мальчик рождался человеком. Смертным. Он не мог прийти в Элезеум. Не мог стать его частью, стать бессмертным. А у огненных фей почти всегда рождались мальчики. Потому их было так мало. Не раритет, но бракованный экземпляр.

Огненные феи были слишком привязаны к смертному миру. А их связь с Элезеумом слишком слаба. Почему так – мать не могла объяснить Мириэль. Только мудрая королева могла дать ответ.  

Поэтому Мириэль рвалась в Элезеум до свадьбы с Дейлом. Она хотела не просто увидеть зачарованную родину фей, но и получить ответы на вопросы. Раскрыть предназначение фей, о котором сейчас пытал ее Арелато.  

Для чего им нужно покидать дивный лес? Для чего сходиться со смертными, рожать новых фей, если те что уже рождены, не старятся и не умирают?

Подняв голову, Мири встретилась с бездонным взглядом Арелато, черным как ночная мгла. Спокойно приняла, что он, как всегда, видел разговор с Дейлом, который она только что вспомнила. Знал все ее раздумья и сомнения. От похитителя ничего нельзя утаить.

- Прости, Мириэль, - промолвил он. – Мне жаль, что я помешал тебе исполнить мечту.

- Себе же сделал хуже, - буркнула она. – Если ты хотел узнать больше о феях, надо было похищать ту, что уже побывала в Элезеуме. А не бестолочь вроде меня.

Он протянул руку через стол, взял ладонь Мири, сжал.

- А я не жалею. Я рад, что Оршава наткнулась на тебя.

Сердце Мири забилось чаще. А похититель вдруг резко встал из-за стола, не выпуская ее руки. Обошел, встал подле ее стула и опустился на одно колено. Черные, как бездна преисподней, глаза оказались напротив глаз феи.

Он прошептал, жарко, искусительно:

- Теперь ты свободна, Мириэль. Твой жених не стал тебя ждать, выбрал другую женщину. Ты больше не связана обязательствами. Можешь поискать другого Избранника. А можешь и не искать… Может, он совсем близко? Очень близко, Мириэль…

Ладонь Арелато легла на густые волосы феи. Он запустил пальцы внутрь рыжеватых локонов, мягко провел, усиливая дрожь Мири. Лицо похитителя приблизилось так, что губы вот-вот коснулись бы ее губ…



Светлана Волкова

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться