Похить меня, если сможешь

Размер шрифта: - +

Глава 10. Попытка глянуть в бездну

Не помню, как заснула, но просыпаюсь уже с экраном в руках и рабочей лихорадкой в глазах. Проект инженерно-технического комплекса для орошения полей закончен. Осталось только найти материалы и тех, кто эти материалы доставит, иначе придётся выйти на охоту самой.

Агнар сидит рядом и смотрит изумлённо. Изумляю его ещё больше, требуя:

— Мне нужен материал – вот для этого, вот такой плотности, — указываю на цифры. — Не позднее, чем через пару часов доставить к полю. Устойчивость к влаге не менее девяноста девяти процентов, в идеале – не требующее замены при длительной эксплуатации в агрессивных условиях среды. Нержавейка, в килограммах. Остальные элементы в граммах, основной материал на твой выбор.

— Ну ты и задала задачку, — тёмный альв складывает руки на груди, погружаясь в размышления. Видимо, желание занять меня оказывается сильнее возможных последствий, и он зовёт слугу. После оклика за дверь тот появляется спустя пару секунд.

— Бамбук нужен, нержавейка, верёвки и по мелочи. Прислать к полям. Да поживей, да побольше! — чётко отдаёт приказ Агнар, передавая слуге заверенный оттиском кольца список, а после улыбается мне.

Слуги засуетились, передавая приказ конунга по цепочке и собираясь в маленький отряд по заготовке леса. А я вновь погружаюсь в вычисления. Муж пару раз что-то спрашивает, но я слишком увлечена и отвечаю невпопад.

Как оказываюсь на полях – не ведаю. Пришла, наверное. Не прилетела же. Женщины бегают с лейками, стараясь успеть полить грядки до начала пекла, мужчины работают инструментами (что делают – не знаю), ещё часть страстно лобызает гряды, очищая их от всей растительности кроме ровного ряда бодрых ростков, растущих поверху гряды. На меня, опять дефилирующую в нижних юбках и рубахе, смотрят, как на голую. Не замечаю всего этого, заканчиваю перепроверять измерения, а там поспевают и заказанные материалы. Дерево и металл складывают на краю «общинного огорода», как выражается один из местных, и садятся передохнуть, в ожидании дальнейших указаний. Муж, оказывается, им наказал меня слушаться.

Приказал – так будем пользоваться.

— Эй, тяговая сила, несите вот это, — указывая на зеленые трубки, названные бамбуком (он указан в списке как основной материал). — Вытягивайте по всему полю, вдоль всех рядов, чтобы они касались друг друга, а у колонки делайте так, — показываю чертёж. Не понимают. Показываю ещё раз, сопровождаю показ крепкими химико-инженерными словами.

Темные альвы недовольно крякают – видите ли, женщина раскомандовалась тут, отдышаться мешает, но поплелись выполнять. А я заседаю в ближайшем тенёчке с одной из бамбуковых труб в руке, и пребываю в лёгком недоумении. Как работать с зелёным материалом?

Закрыв глаза, представляю цепочку структуры бамбука, но она непослушно выскальзывает, успевая шлёпнуть по рукам. Задумчиво пробую зайти с другой стороны и вновь встречаю отпор неизвестной вполне себе самосознающей силы. И, когда уже альвы начинают собираться возле, размышляя «А не позвать ли им врача этой чудной медитирующей с палкой девушке», мне удается найти подход к этому существу.

— Живое? Не ожидала, — палка в руках отзывается, удлиняется, показывая себя непонятным, но податливым, если говорить на доступном языке, существом. — Давай пообщаемся. Расскажи мне о себе. Любишь воду? Давай договоримся…

Уговаривать долго не приходится: бамбук принимает нужную мне форму, ещё и разрастается. Становится тяжелым, приходится ткнуть его в землю. Не проходит и минуты, как перед изумленной публикой предстает огромное бамбуковое дерево. Отлично, модное начинание.

Люди с ужасом бегут с поля в поисках моего мужа, дабы тот вразумил магически одарённую светлую альву, решившую вырастить тропики на месте поселенья, – это с их слов. Та часть, которую я не поняла – должно быть, местный аналог мата. Особенно впечатлили «забодай тебя комар» и «залягай тебя лягушка». Страшные звери, наверное, раз на меня их хотят натравить.

Странное чувство – манипуляция растением: будто залечиваешь чужие раны, но с поправкой на невероятную податливость материала, пока он согласен на проводимые изменения. Зачем поливать другие растения, бамбуку не понять, но идея оказаться подключенным к бесконечному источнику влаги ему очень импонирует. Тем и подкупаю.

— Здравствуй, неведомый зверь! Давай создадим это вместе...  — позволяю заглянуть в свои мысли и уже не сдерживаю рвущийся порыв.

Увлекаюсь настолько, что не замечаю вокруг ничего. Живой материал, дышащий и требующий компромисса, менялся по воле прикосновений разума, забирая часть сил. Очень скоро мне зверски захотелось есть, затем закружилась голова.

— Съешь это. Съешь, — шепчет бамбук, даря короткие побеги. И машинально я срываю их, очищаю и ем. На минуту всё становится таким ясным, таким живым, будто кто-то снял кислородную маску, давая глотнуть настоящего воздуха. Облизываю губы от странного кушанья и останавливаюсь.

Ноги едва держат. Но они и не нужны для осмотра хорошо проделанной работы.

— Эй, колонку включайте!

Темные альвы смотрят, раскрыв рты. Много их набежало, не удивлюсь, если всё поселение.

— Приказ слышали? — узнаю голос мужа. — Качайте воду.

Агнар пробирается через толпу. Она не сразу расступается, будто боится, как бы я не съела их конунга. Тяжело это признавать, но тёмные альвы действительно меня боятся. Или моих сил. А может, чего-то другого. Даже подруги с их женихами смотрят с лёгким шоком. Но не Агнар...

— Агнар! Посмотри! Правда, здорово получилось?! — радость смывает неприятные взгляды, и я обвожу руками всё, что сотворила.

Через всё поле тянутся трубы и желоба системы полива, везде есть вода. Бамбук пускает тонкие корешки, насыщаясь и позволяя воде течь через себя. Больше не нужно ходить с лейкой. Достаточно просто жать на рычаг колонки, и вода разойдется по системе, раздавая живительную влагу увядшим кустам.



Елена Троицкая

Отредактировано: 15.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться