Поход на Северный Рубеж

Размер шрифта: - +

Пролог

США, Аляска
260 километров к северо-востоку от Анкориджа
Полигон Пикона
Объект HAARP
19 мая 2021 года
15:51:42
Время местное



— Уилкерсон, мать твою, закрой люк и полезай внутрь! — недовольно пробасил сержант.

      Рядовой, наблюдавший за красотами вековой тайги, тотчас же вздрогнул и поспешно влез обратно в бронетранспортер. 

— Что, уже начинаем? — произнес он, оглядывая экипаж.
— Да. Уже начинаем, — бросил сидящий на своем месте механик-водитель. — Через три минуты мы должны быть в точке «Дельта».
— Понял, — утвердительно кивнул рядовой и после недолгого ёрзания в кресле, уперся взглядом в монитор. 

      Командир поднес рацию поближе ко рту, а после произнес: 

— «Кратос», это «триста пятый». Мы готовы выдвигаться. Ждем подтверждение.

      Последовала пара секунд молчания, а после в эфир рапортовали командиры других экипажей:

— «Триста первый» на связи. Мы готовы.
— Подтверждаю, «триста четвертый» готов.
— «Триста восьмой» готов. Ждем указаний.

      Затем в эфир вышел штаб:

— «Кратос» на связи, разрешаю начать операцию. Всем действовать по плану.

      Сержант бросил: — «триста пятый» принял, — после чего повернулся к мехводу и кивнул. Тот дернул пару рычагов, и машина поползла по заснеженной дороге, набирая обороты. 
Рядовой Уилкерсон сидел на своем месте и через совмещенный с тепловизором прицел, лениво оглядывая растянувшуюся на десятки километров вокруг тайгу. Разглядывать, по правде говоря, было особо нечего. Как и последние три месяца, что он здесь служит. Деревья, да снег, вот и весь местный пейзаж. Но все же, стоило держать ухо востро. Пусть реальные цели тут в большом дефиците, но вот учебными, начальство радует с завидной частотой. К тому же, сегодня необычный день. Сегодня на объекте происходит секретный эксперимент, к которому власти десятка стран, готовились на протяжении многих лет. Именно поэтому, на базу нагнали массу разношерстного народу. Начиная от ученых и специалистов из АНБ, и заканчивая ребятами из ЦРУ. Вертолеты летают один за одним, а в казармах стало заметно теснее, чем обычно. 

— Салага! — окликнул сержант рядового. — Как обстановка?
— Чисто, впрочем, как и всегда, сэр.
— Сэр, полторы минуты до цели, — произнес мехвод.
— Все, как по маслу, — пробасил сержант, сверившись с наручными часами. 

      Спустя минуту мимо пронесся еще один «Страйкер», поднимая за собой облако из разлетающегося во все стороны снега. 

— «Триста восьмой?» — спросил Уилкерсон. 
— Он самый, — подтвердил сержант.
— Сэр, разрешите задать вопрос, — очень нерешительно обратился к командиру рядовой.
— Разрешаю, — одобрительно кивнул тот. Уилкерсон оказался любопытным малым. Его перевели на базу около трех месяцев назад, и он еще не до конца вник в особенности местной жизни. Он до сих пор кипел энтузиазмом и постоянно донимал всех вопросами. Это ненадолго. Скоро втянется, набьет себе шишки о все трудности местной службы, да и угомонится. 
— Скажите, неужели наше правительство не боится последствий?
— О чем ты? — удивленно посмотрел на него сержант.
— Мне доводилось читать статью одного очень важного яйцеголового, нобелевского лауреата, так он утверждал, что последствия воздействия на ионосферу Земли наших объектов могут оказаться совершенно непредсказуемыми. И будто бы именно с работой ХААРП напрямую связана череда техногенных катастроф и необъяснимых климатических явлений, прокатившихся за последние годы по всему миру, сэр!
— Это полная чушь, рядовой! — осклабился командир. — Этот умник либо пытается добыть таким незамысловато-антипатриотическим способом немного пиара, либо просто продался арабам или русским. Или китайцам. Или ещё кому. Наши объекты находятся под абсолютным контролем! И если с их помощью и случается нечто трагическое, то только у наших врагов. Да и то мы никогда не афишируем свои атаки.
— Сэр, но ведь мы устраиваем лесные пожары и засухи у русских и китайцев. Ведь есть же вероятность того, что подобная игра в бога, может выйти боком и для нас.
— Откуда у тебя такая информация, салага? Ты всего несколько месяцев тут, а уже знаешь так много. Куда только смотрит контрразведка? А вообще, ты обратился не по адресу. Тебе к Фостеру, он в этом разбирается лучше меня, — произнес командир, указывая на механика-водителя. 
— Сэр, десять секунд до цели, — отрапортовал Фостер.
— Замечательно. Занять огневую позицию, и не спускать глаз с периметра. Это тебя касается, Уилкерсон.

      БТР плавно вошел в поворот и въехав в приземистый железобетонный капонир, заглушил двигатель. 

— «Кратос», это «Триста пятый». Мы на позиции. Ждем дальнейших указаний, — уведомил штаб сержант и обратился к Фостеру: — Эй, Пит, расскажи пацану про наш объект. 
— Вы уверенны? — переспросил мехвод.
— Да. Не парься. Мы ведь все подписали договор о неразглашении, так что, дальше стен этого БТРа информация не просочится.
— О'кей, — пожал плечами Фостер. В конце концов, почему нет, раз это способ убить время. — Слушай, рядовой! Фактически наша база — это огромная плазменная пушка. Все эти антенны и передатчики объединены в единое целое. Они посылают радиоволны в диапазоне частот от 2,8 до 10 мегагерц, суммарной мощностью в 10 гигаватт, что превышает солнечное излучение в этом частотном диапазоне почти на шесть порядков. Своим сверхмощным излучением объект нагревает ионосферу Земли, это слой околоземного пространства, заполненный ионизированными атомами. Нагреваясь, эти атомы приобретают дополнительную энергию, в результате чего их электронные оболочки увеличиваются в сто пятьдесят раз.

      Ученые называют эти атомы сверхбольшими, а этот процесс — накачкой. В результате накачки в ионосфере Земли возникают так называемые плазмоиды — это образования искусственного происхождения, имеющие те самые сверхбольшие атомы с высокоэнергетичным состоянием. Размеры плазмоидов огромны, до десятков километров в диаметре, но заметить их глазами, сам понимаешь, невозможно. В зависимости от режима накачки эти плазмоиды можно использовать либо как гигантское зеркало, прекрасно отражающее радиоволны, что значительно увеличивает дальность и качество связи и позволяет связываться даже с подводными лодками и подземными бункерами глубокого залегания. Либо как гигантский магнит, способный пожирать радиоволны, что позволяет вывести из строя беспроводную связь на целых континентах. Либо послать сфокусированный энергетический импульс в заданный район поверхности, то есть ударить противника мощнейшей супермолнией, например, мгновенно вызвать множество лесных пожаров на вражеской территории. Либо вызвать аномальную жару в холодных странах или аномальный холод в жарких. Либо спровоцировать землетрясение на суше или под водой, что вызовет цунами, которое обрушится на побережье противника. Кроме того, ХААРП способен воздействовать и на психику людей. Мы с легкостью можем посылать на территорию врага импульсы беспокойства, страха или агрессии. В результате любую дивизию или войсковую бригаду легко превратить в охваченную паникой неуправляемую толпу. Но всё это работает только до тех пор, пока наши объекты, объединенные в единую сеть, ведут накачку. Как только накачка прекращена, плазмоиды перестают образовываться. Те, что уже созданы, без подогрева ионосферы быстро теряют энергию и распадаются, что неизбежно приводит к прекращению процесса. Так что, рядовой, всё под контролем, процесс от начала и до конца безопасен для нас. Ни о каких непредвиденных результатах не может идти и речи, это физика, а не болтология, так что не будь наивным и не позволяй предателям Америки себя надуть!

— Все понял, салага? — спросил командир.
— Да, сэр. Только, зачем тогда глушить двигатели?
— Это обыкновенный меры предосторожности. Оборудование требует почти ювелирной отладки, а двигатели БТРов и вертушек могут создавать помехи. Мы ведь не хотим, чтоб проект, который обошелся НАТО в миллиарды долларов, пошел к коту под хвост. 
— Да, но вс…
      Его оборвало шипение эфира:
— Внимание! Это «Кратос». Готовность в две минуты. Отсчет начался. 
 



bul1ch

Отредактировано: 18.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться