Похоронена заживо...

Глава 5. Визит в церковь

Остров Эдисто, наши дни.

Когда я с утра следующего дня добрался до церкви, народ неспешно собирался на утреннюю службу. Светило солнце, воздух не успел еще окончательно прогреться, а слабый ветерок приятно холодил лицо. Не смотря на, ранний час, народу было довольно много. Не удивительно, на этом острове была только одна церковь, и все верующие ходили именно в нее.

Вчера в архиве я не нашел особых документов, которые касались бы истории церкви на острове Эдисто. Все была в общих чертах, поэтому подробную историю, я понадеялся, что мне расскажет отец Джулс. Он так же был старожилом острова, возможно, я все же смогу убедить рассказать его что-то интересное.

Вообще, вчера мне удалось узнать, что Пресвитерианская церковь появилась в результате религиозной реформации. Она образовалась как вызов Римской Католической Церкви. Случилось это примерно в 1517 году. Так же из архивов я узнал, что  церковь на острове Эдисто была очень старая, но так как времени у меня было не очень много, а основные бумаги, как сказал мне Эдвард, были утеряны в пожаре, я решил особо не углубляться в историю. Кстати, надо будет не забыть попросить пастора порекомендовать мне тех людей, которые всю жизнь прожили на острове и с которыми я смогу встретиться и побеседовать.

Сидя в машине и размышляя о своих планах, я рассматривал людей, которые собирались на утреннее богослужение. В основном, большинство из них составляли пожилые люди, которые парочками, чуть слышно перешептываясь, не спеша двигались к входу в церковь.

Выходя из машины, я заметил, что закрытые в день моего приезда двери были открыты и некоторые люди начинали заходить внутрь. Я, чуть промешкавшись, решил последовать за всеми остальными, послушать богослужение и уже после поговорить с отцом Джулсом.

Примостившись на скамейку в последнем ряду и развернув программу, я принялся ждать. Отец Джулс оказался пунктуальным – он появился ровно в десять утра, это был высокий подтянутый мужчина, лет пятидесяти пяти, шестидесяти, довольно моложавый, с чуть седыми волосами, гладко выбритый и с короткой стрижкой.

Из программки я узнал, что богослужение начнется с молитвы благословения детей, а затем пастор Джулс будет читать Псалом из Псалтыря. Потом будет хоровое пение классического христианского гимна, который соответствует теме проповеди, за ним последуют молитвы от собрания, восхваление, чтение писания, потом проповедь, а затем пастор прочитает молитву благословения, таким образом, он благословит церковь. Похоже, я погорячился, решив отсидеть все богослужение. Сам я был ярым атеистом, и появлялся в церкви только на похороны или свадьбы, поэтому сейчас мне было дико скучно сидеть, но что поделаешь, так надо, ради книги я должен потерпеть.

Пока отец Джулс что-то говорил, я думал о том, что именно буду спрашивать у него. По факту смерти Джулии были одни вопросы без ответов, фактов очень мало, очевидцы в основном те, кто якобы видел ее неуспокоенный дух, в общем, ничего конкретного.  Мое расследование рассыпалось в руках, как только я притрагивался к нему. Такое было впервые. Я расследовал много дел, это было не первое, но наткнувшись на легенду о Джулии Легар, я решил, что, во что бы то ни было, разберусь, что к чему в этой запутанной истории. И вот пока моя самоуверенность играла со мной злую шутку. Мне катастрофически не везло с самого начала. Похоже, этот островок не спешил открывать мне свои тайны.

За этими мыслями, я не заметил, как служба подошла к концу, и люди благодарили отца Джулса за отлично проведенную мессу. Подождав пока все разойдутся, я окрикнул пастора, и не спеша подошел к нему.

– Здравствуйте, отличная проповедь!  – протянул я ему руку для пожатия. – Джек Арчер, журналист.

– Спасибо, очень приятно, Джек, – радушно улыбнулся отец Джулс, крепко пожимая мою руку. – Что привело вас в наши края?

– Меня интересует история Джулии Легар – ответил я. – Ну наверно, как и многих моих предшественников и туристов, я пишу книгу об этой легенде, хотелось бы выяснить, что случилось тогда на самом деле.

– Давайте присядем, – скомандовал отец Джулс, направляясь к одной из скамеек. – Я расскажу то, что знаю.

Усевшись, он медленно начал рассказ, как я понял, отработанный годами:

– Джулия Легар приехала на этот остров с родителями в 1847 году. У ее отца была плантация тут, поля хлопка и риса, кажется. Они каждый год приезжали сюда летом, для того чтобы девочки могли отдохнуть от городской суеты, расслабиться, а Элизабет и Питер, так звали родителей девочек, помогали своим престарелым родителям. В тот год все шло по плану, семья приехала на остров и девочки отлично проводили время, катались на лошадях, помогали взрослым, но потом Джулия заболела, она буквально сгорела за несколько дней. Семейный врач, который был на острове вместе с семьей, в один из дней поставил диагноз, что ребенок умер. Девочка не дышала, не реагировала на раздражители. Стали готовить похороны. В те времена людей хоронили в тот же день, жара была невыносимая, а бальзамировать и сохранять тело от гниения люди не умели. Все попрощались с девочкой, и в тот же день ее похоронили в семейном склепе. Через 15 лет склеп открыли и около порога были найдены кучка костей, видимо девочка очнулась и пыталась выбраться, но не смогла. Вот и вся история, Джек.

– А как же те сведения, которых полно в архиве по поводу того, что якобы после похорон, люди слышали крики и плач из склепа, но никто не отважился посмотреть, что там?

– Мой дорогой друг, любая история, которая выходит за грани разумного, обрастает слухами и легендами, по сути, там не было никакой мистики, такое, случается, к сожалению и в наше время, а в то время вообще было распространено повсюду. Врачи были не столь компетентны, чем сейчас, поэтому и случались вот такие ошибки.



Кэтрин Вейн

Отредактировано: 27.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться