Похоронена заживо...

Размер шрифта: - +

Глава 8. Похороны

Остров Эдисто, июнь 1847 г.

 

Дом Легаров погрузился в траур. Женщины постоянно плакали, мужчины не меньше женщин были убиты горем и ходили по дому мрачнее тучи.  Казалось, даже сама природа оплакивает смерть маленькой девочки, к обеду небо заволокло тучами, начался дождь, который сначала мелко накрапывал, а затем постепенно разошелся в сильный ливень, сопровождаемый ураганным ветром.

Посовещавшись, семья решила хоронить Джулию в тот же день. Организацией похорон занялся отец девочки. Печальная весть быстро облетела весь остров, и в дом то и дело кто-то наведывался, чтобы выразить глубокие сожаления, по поводу кончины ребенка.

Пока мама Джулии одевала и причесывала ребенка, сестрам было велено идти собираться на похороны. Времени оставалось совсем ничего, церемония прощания должна была начаться в три часа дня.

Анна стояла наверху, в своей комнате, уже одетая в траурное платье. Медленно, стоя перед большим зеркалом, она проводила расческой по своим длинным светлым волосам и думала. Ей не давала покоя та мысль, что сестра так и не успела поговорить с ней. Девушка чувствовала, что Джулия хотела сказать что-то важное. Что-то рассказать ей, но вот что именно? И связанно ли это с ее болезнью?

Она так задумалась, что когда в дверях показалась Мария, Анна даже не пошевелилась.

Сестра окликнула ее, но та продолжала, молча водить расческой по волосам, не обратив никакого внимания на нее.

– Милая, – произнесла она, приближаясь. Нам пора идти.

– Мэри, присядь, – ответила Анна. Она с удивлением для себя отметила, что заговорила впервые за сегодня.

– Что случилось? – взволнованно спросила Мария, присаживаясь на краешек аккуратно застеленной кровати.

– Мне до сих пор не дает покоя последняя фраза Джулии, которую она сказала, перед тем, когда мы ушли.– Анна взволнованно заходила по комнате.– Мэри, мне кажется, что она не заболела, тут что-то другое!

– Что именно? О чем ты?

– Все эти рассказы… Ну, рабов… Мэри, все это не спроста!

– Анна, все мы устали, – Мария встала с кровати и положила свою теплую руку ей на плечо. – Мы должны быть сильными, пойми…

Но сестра тут же стряхнула ее руку. И краем глаза заметила, как Мария нахмурилась.

– Анна, – снова произнесла она.

– Почему ты мне не веришь? – спросила старшая сестра.

– Милая, я верю, но… – начала Мэри.

– Нет, ты не веришь! – резко перебила ее Анна. – Почему ты даже не хочешь допустить мысли о том, что в ее болезни кто-то виноват?

– Кто-то виноват? – повторила Мэри.– Кто-то виноват? Дорогая, в ее болезни виноваты только комары, которые разносят заразу, ты устала, мы все устали! Тебе нужно отдохнуть, после похорон ты выспишься и сама поймешь, что было глупо думать, что кто-то виноват в ее смерти.

– Но…– начала, было, Анна, но Мэри перебила ее.

–Давай так, мы поговорим с тобой об этом после похорон, сейчас, правда не время, Джулию нужно проводить в ее последнее путешествие без ссор и скандалов, хорошо?

Анна молчала, и тогда Мэри снова положила руку на плечо сестры, и на этот раз та не скинула ее.

– Я, правда, считаю, что те рассказы, которые ты слышала просто сказки, – вкрадчиво произнесла Мэри. – В обычное время ты не придала бы этому значения, но тут просто все так совпало, что тебе не дает это все покоя.

Анна положила расческу на столик и задумчиво произнесла:

–Наверно ты права. Я просто очень устала.

– Конечно, я права, – сказала Мария, направляясь к двери. – Нам пора идти, все ждут.

Анна моргнула, пытаясь принять эту реальность, в которой она сейчас стояла рядом с сестрой, родителями и родственниками в маленькой часовне мемориального кладбища острова Эдисто, а ее любимая младшая сестра была мертва. Позади них находились прочие прощающиеся, но их было немного, отец не захотел, чтобы было много народу, поэтому на похороны пригласили только родственников и самых близких друзей семьи, которые тоже захотели попрощаться с юной мисс Легар.  В общей сложности набралось тридцать человек.

Прямо перед ней возвышался красивый, отделанный слоновой костью гроб, в котором покоилось тело ее младшей сестры, ее любимой маленькой Джулии. Она лежала в своем белом атласном платье, которое очень любила. На ее лице читалась такая умиротворенность, какую при жизни Анна практически никогда не видела.

– То, что вышло из земли, вернется в землю, – произнес пастор Стефан Джулс, глядя на собравшихся. Раздались негромкие всхлипывания. – То, что относится к духовному миру, вернется к Создателю. Если жизнь это день, то наша сестра перешла в ночь.

При этих словах Анна почувствовала, как Мария сжала ее руку. Она благодарно посмотрела на нее и прильнула к ее плечу, ища у нее поддержки. Как ни странно, Мария оказалась гораздо сильнее сестры, и, не смотря на свое горе, поддерживала и ее.

За краткой проповедью местного пастора Стефана Джулса, пользовавшегося большим уважением на острове, и лично родителей Джулии, последовала надгробная речь отца Джулии. Сложно было подобрать слова, для такой страшной трагедии, но Питер Легар нашел в себе силы достойно проводить Джулию, любимую дочку в ее последнее путешествие.

Затем люди начали, подходит к сестрам, обнимать и говорить слова утешения. Все они неизменно говорили о своем разбитом сердце, и что маленькую Джулию они будут помнить всегда.

Пока шла вся эта бесконечная, как казалось девушке, очередь прощающихся, рядом с ней, оставалась ее сестра. Казалось, трагедия еще больше объединила их.

Когда шло прощание с девочкой, пастор Стефан подошел к Питеру Легар, и что-то зашептал ему на ухо. Тот едва заметно кивнул и отвернулся. Через несколько минут двери церкви открылись, и в нее зашла прислуга семьи Легар. Тут была и старая кухарка Беатрис, конюх Билл, которого так любила Джулия и другие. Все они пришли проводить в последний путь их любимую маленькую госпожу.



Кэтрин Вейн

Отредактировано: 27.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться