Похожая на многих

Размер шрифта: - +

Глава 18

- Я, принц Ярослав Ландан, рождённый в королевской семье воинствующих ангелов Ландан, приношу клятву перед лицом присутствующих искренне и открыто. Клянусь всецело посвятить мою жизнь интересам ангельской расы, жить и работать во благо, соблюдая законы Вселенной и утверждать её волю. Клянусь всегда соотносить решения с благом для ангелов и людей. Клянусь, что каждое моё слово будет соответствовать правильности, а не моим желаниям. Возвышаясь над вами, но в служении вам клянусь жить во имя долга перед людьми и интересов расы ангелов, отстаивающих и хранящих жизнь и истину. С этого момента я Ярослав Ландан – король воинствующих ангелов.
Ярослав преклонил одно колено, почтительно опустив голову. Он принял титул в удлинённом чёрном сюртуке и штанах из грубой ткани. От рядовых воинов теперь уже короля отличала только белая рубашка, надетая по настоянию наставника.
Дождь не принёс пасмурности. Солнце вошло в зенит, залив сад. Его любила мама, королева Ландан. Она вынесла алтарь сюда, только-только став королевой, увлечённо выращивая кусты красных роз. Сейчас они густо разрослись яркими пятнами цветов.
- От имени расы, - Владимир поднял над Ярославом массивную корону без украшений, - клянёмся быть верными вам, Ярослав Ландан. И признаём своим королём.
Яр выпрямился, подняв голову, чтобы ощутить тяжесть королевского долга. Но ничего не почувствовал. Увидев надежду и облегчение в глазах воинов, он пожалел только о том, как долго сопротивлялся стать тем, кем должен.
Вставая с колена, он глубоко вдохнул, расправляя плечи и лёгкие. И с торжествующей улыбкой вскинул ярко блеснувший меч. Этот жест встретило ликование ангелов и десятки так же вскинувшихся мечей.
***
- Странно, что оберегающие не проводят праздников в честь новых королей, - мягко окликнул голос Марии.
Яр обернулся. В свете сфер, хаотично парящих вокруг, она выглядела завораживающе. Изящное чёрное платье открывало плечи, ниспадая по бёдрам мягкими складками. Волосы разметались по плечам. Сердце привычно потянулось к её красоте и теплу. Но тут же рухнуло.
- У них и без того каждый день, как праздник. Они не рискуют, как мы, - ровным голосом ответил мужчина.
- Ходил слух, - Мария улыбнулась и смущённо опустила глаза, - что ты откажешься от долга перед расой.
Ярослав отпил из бокала кисловатого морса. Чтобы промолчать. Если уж откровенничать, то не сейчас в присутствии всех. Потому что правда тихой не выйдет.
- Всё… в порядке?
В голосе девушки мелькнула обеспокоенность. Неожиданно Мария дёрнулась к нему, но тут же отступила, встретившись с предостерегающим холодным взглядом. Она нервно огляделась, нет ли кого слишком близко, и робко заговорила:
- Ты мог слышать обо мне всякое, но знай, что мои чувства к тебе…
- Даже если я слышал это от тебя лично? – перебил Яр, удерживая злость. 
Мария глубоко вдохнула и удивлённо открыла рот. По рукам её прошла мелкая дрожь.
- Я… - попыталась она оправдаться, но слова не шли.
- Ты меня использовала, - льдисто проговорил король.
- Нет, - она замотала головой. – Я люблю тебя, Яр!
Ярослав шагнул к ней и нагнулся к уху.
- Прекрати, Мария, - зашипел он. – Твой план рухнул.
И поторопился покинуть поле боя, чувствуя, как ещё больше сжимается сердце болью, взрываясь ненавистью.
***
Перед шагом сквозь пелену король занял позицию по левую руку от главного вестника, заставив остальных переглянуться. Но его решение приняли без вопросов. Преодолев черту, Яр украдкой огляделся. Оберегающие явно не разделяли их любовь к строгости. Радужный мир, как и говорили. 
- Приветствую!
Их встретил синеглазый шатен в голубой рубашке и тёмно-синих брюках. Подбородок вздёрнут, на губах кривая ухмылка. Его уверенность граничила с самодовольством. И чего-то совсем ничтожного не хватало, чтобы произвести впечатление заносчивого щёголя. 
- Принц Алексей Луци, и я приветствую вас, - Владимир протянул руку. – Я главный вестник, Владимир.
Ярослав усмехнулся про себя. И с удовольствием сделал бы ставку, через сколько гонор этой королевской особы выйдет наружу. Принц Алексей тем временем окинул их любопытным взглядом.
- Это мои сопровождающие, - поспешил ответить Владимир, глянув мельком на Яра.
- Я провожу вас до главного зала, где ждёт королева Линда с моей сестрой, - наигранно учтиво проговорил принц и двинулся вперёд.
Они прошли мимо ярких домов с лепниной на стенах. И оказались в не менее красивом замке с салатовыми стенами. Сказав, что узнает, через сколько будут готовы королева с принцессой, он ненадолго исчез.
- Интересно, - предельно тихо обратился Яр к Владимиру, - как принцесса относится к договору? Если она также напыщена, как брат…
- Готовься к шоу, - усмехнулся Владимир, перебивая. – Абсолютно уверен, что Мирра Луци даже не подозревает, что её ждёт.
Ярослав удивлённо вскинул брови.
- Как такое может быть?
- Такова их политика. Оберегающие многое оставляют в тайне даже от своих. Очень узкий круг знает об отреченцах.
Ярослав не успел ничего ответить из-за снова возникшего принца Алексея.
- Дамы увлеклись сборами, но скоро подойдут! – провозгласил он.
- Их стремление быть прекрасными легко простить, - в той же манере ответил Владимир.
Обмен любезностями вызвал в Ярославе желание расхохотаться. Но за тот месяц, что был королём, он ловко научился скрывать веселье или вселенскую тоску за маской холодного безразличия. Принц Алексей едва заметно поклонился и снова скрылся из виду.
Вскоре двери распахнулись. Стараясь не выдать любопытства, Ярослав скользнул взглядом по статной женщине в синем с высоко собранными каштановыми волосами. И зацепился взглядом за гордую женственную фигуру принцессы в облегающем синем платье. Её живой взгляд, повторяющий цвет одеяния, скользнул по ним, остановившись на Владимире. Внутренне усмехнувшись, Яр подумал, что это будет то ещё испытание. Он невольно сравнил, принцессу оберегающих с Марией. Точнее, то, как держались они, неся шикарные волны распущенных волос. Верх неприличия для девушки-ангела не собрать их, тем более для королевской семьи. И это восхищало и очаровывало в принцессе Луци. Мария всегда ощущала неудобство, распуская волосы только ради него. 
- Мама, познакомьтесь, - казалось, принц снова возник из ниоткуда. – Владимир, главный вестник, и его сопровождающие.
***
- Вот это характер! – с тенью восторга проговорил Ярослав. – Кажется, я готов принести обет безбрачия прямо сейчас.
Принцесса Мирра, кинув гордое «Я против», высокомерно вскинула голову и невозмутимо покинула зал. Королева, с трудом удержавшись от взрыва, вежливо улыбнулась и попросила подождать. Но вскоре вернувшийся принц объявил, что их пригласят к обеду, а его мать уделит им время вечером, на главном собрании по вопросу договора. После произошедшего Алексей нацепил маску холодного высокомерия. Но скрыть разгоревшуюся к воинствующим ангелам ненависть получалось посредственно. 
- Импульсивность и взбалмошность. Никого не напоминает? – вставил шпильку Владимир, хитро глядя на подопечного.
Яр закатил глаза.
- Мария хотя бы была паинькой, - мрачно ответил он, задумавшись: что ждёт его с этой особой?
- Те, кому от нас что-то нужно, всегда ведут себя идеально. Остальных нужно покорять.
- Я так понимаю, сейчас я тот, кому нужно. И придётся вести себя идеально, - пробурчал Яр, на что Владимир лишь усмехнулся.
- Тебе не нужно посвящать ей всю жизнь, - серьёзно заявил наставник и, немного подумав, добавил: - Если не захочешь, конечно.
Король вздохнул и сложил руки на груди.
- Плевать. Честно, плевать. Даже женитьба меня ни к чему не обязывает. Тем более, что у нас с принцессой будет точка возврата. 
Владимир настороженно прищурился.
- В каком смысле?
- Я заключу обряд на каком-нибудь предмете. В конце концов, нам не семья нужна.
- Ярослав, - явно теряя терпение, Владимир напрягся.
- Без высоких речей, будь добр, - холодно предостерёг мужчина. – Ваши клятвы не распространяться о договоре выглядят подозрительно. Я оставляю себе пути отступления.
Владимир обречённо вздохнул и качнул головой.
- Из меня обманом вытянули эту клятвы.
***
На этот раз их занесло в совсем тесную квартиру. Маленькая комната и ещё меньшего размера кухня. Алекс с Тиной заняли односпальную кровать, оставив им диванчик на кухне. Ярослав с Миррой сидели за столиком, разговаривая как можно тише.
- Ты скучаешь по своему миру? – спросил Ярослав, грея руки о чашку с чаем.
- По маме немножко, - тоскливо ответила принцесса. – Больше всего – по ванной и своей кровати.
Она ностальгически усмехнулась и отпила чая. В её движениях сквозила нервозность.
- Не волнуйся, не трону, - усмехнулся Яр, предугадав её волнение о совместной ночи на узком диване. – Если хочешь, можем спать по очереди.
Мирра кинула настороженный взгляд. А Яр снова усмехнулся. И эта женщина зажала его в ванной в первые же дни. А потом самозабвенно целовала на балконе. Но после… Она отдалилась, отрезав пути. Видимо, поняла, что показательные выступления, чтобы что-то доказать брату, выйдут боком. 
Ярослав не горел желанием выполнять свою часть задания. Неожиданно для себя он почти сразу выдохнул и поплыл по течению, лениво отбиваясь от наёмников. Впрочем, этого вполне хватало. Он начинал сомневаться, что хочет вернуться домой. И если бы не титул и то, что Мирра нужна расе как защитница, пожалуй, сложил бы крылья. Пусть это и не помогло бы забыть о тянущей пустоте и боли предательства любимой женщиной.
- А ты скучаешь? – спросила принцесса после затянувшегося молчания.
Ярослав задумался. Он не собирался раскрывать душу. 
- Не знаю, - в конце концов, уклончиво ответил он. – Меня там ничто не держало. Кроме долга перед людьми и расой.
На этом неудавшиеся откровения закончились. На диване они устроились спина к спине, укутавшись каждый в своё одеяло. Мирра пыталась ворочаться, что, учитывая ограниченное пространство, жутко раздражало. Наконец, она улеглась. И обожгла его затылок дыханием, а потом неожиданно зашептала:
- Кто у тебя в твоём мире?
Ярослав вздохнул почти обречённо и перевернулся, чтобы оказаться лицом к лицу с ней. Немного помолчав, он всё же решился ответить.
- На самом деле никого. Родители умерли пять лет назад. В битве. Была девушка, но с ней не сложилось.
Мирра опустила взгляд, задумавшись над его словами.
- Почему ты помог мне? – помявшись, спросила она то, что терзало с первых шагов в мире людей.
- Не могу сказать.
В честный ответ она вложила свой смысл. Для Мирры он скрывал непонимание Яром своих мотивов. Ярослав же открыто заявил, что правда разрушит то, что он так и не решился выстроить. Хотя должен. Здесь. Сейчас. И как можно быстрее.
- Думаю, сейчас у меня есть всё, - изрекла она философски и натянула одеяло до носа, хихикнув в него. – Кроме спокойствия.
Вестник беззвучно рассмеялся.
- Хочешь сказать, добавь к этому нормальную кровать – и будешь счастлива?
- Безусловно, - в голосе принцессы засквозил сарказм. – О чём ещё мечтать, как не о спонтанном замужестве и постоянных сменах жилища? 
***
На этот раз им дали три дня перед тем, как найти. Яру начинало казаться, что Артур устраивает перерывы исключительно из жалости. Да и мерзостнее погодки он давно не видел. Мокрый снег бесцеремонно лип в лицо. Мирра постоянно ворчала, семеня рядом и не успевая. Иногда Яр кидал что-нибудь в ответ, когда раздражение переполняло. Что не мешало принцессе продолжать капризничать. В какой-то момент он на автомате приобнял её, заставив резко замолчать. Этот неожиданный жест обезоружил её. Да и его тоже, заставив растеряться. Но не отступить от решения.
- Как думаешь, могли бы мы обосноваться в этом мире? Ну, если бы не наёмники, - неожиданно для самого себя спросил Яр.
Они уже добрались до убежища и с облегчением обнаружили полутороспальную кровать, дававшую явно больше места для сна, чем тот узкий диван.
Мирра внимательно вгляделась в него, обдумывая вопрос.
- Я бы смогла, - наконец, заявила она.
В её глазах мелькнул вызов. Яр глубоко вдохнул и замер. Она была честной. Всегда и во всём. Никогда не скрывала чувств. Никогда не пыталась манипулировать. Даже её капризы и ворчания были прямолинейны и не имели второго дна. И мог ли он считать себя искренним по отношению к ней?
- Может быть хватит делать вид, что ничего друг к другу не испытываем? – с неожиданной смелостью спросила она.
Ярослав замер. В его глазах мелькнуло непонимание. Не слишком ли резкая смена темы? Но затем он выдохнул. Выдохнул благодарно и потянулся к ней. Прижавшись к девушке всем телом, ощущая проникающее под кожу тепло, тут же откликавшееся в нём волнами, он её поцеловал. И впервые принял её как свою жену. И она впервые приняла его как своего мужа. Но кем он станет, когда она узнает, кто он на самом деле?



Лика Нилова

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться