Пой, танцуй, рисуй

Размер шрифта: - +

6. Проигранный бой

Утро началось не лучшим образом.

Меня разбудила мама, сказала, что они с отцом перед тем, как уйти на работу, хотели бы поговорить со мной.

Мне пришлось вскочить с кровати, умыться, натянуть первый попавшийся сарафан и выйти в кухню, чтобы составить родителям компанию за завтраком.

- Доброе утро, - бодро произнес отец. У него всегда с утра отличное настроение. Наверное, в предвкушении рабочего дня.

- Доброе утро, - зевая, ответила я и заняла свое место за столом. Мама поставила передо мной тарелку с омлетом, но есть в такую рань мне совсем не хочется. Ничего удивительного - настенные часы показывают начало седьмого.

- Мы хотели сообщить тебе, - сразу перешел к делу отец, - что с сегодняшнего дня у тебя будет новый учитель по алгебре.

На меня словно ушат холодной воды вылили. Я сразу же проснулась.

- А что случилось с Аделаидой Петровной?

- У нас с ней разошлись взгляды на твое образование, - ответила мама.

- Она говорила с вами?

- Да. Считает, что часа в день тебе было бы достаточно, - с раздражением произнес отец. – Надеюсь, ты понимаешь, что это недопустимо?

- Ясно. Пусть будет три. Но мне нравится заниматься с Аделаидой Петровной.

- Нет, Ариша, - покачала головой мама. – Наверное, в силу возраста, она мало что понимает. Или же просто устала от преподавания и длинные уроки – слишком большая для нее нагрузка.

«Это вы ничего не понимаете!» - захотелось закричать мне. Господи, ну как они могли с такой легкостью уволить человека, который учил когда-то их самих?

- И кто будет учить меня? – спросила я, стараясь сдержать подступившие к глазам слезы.

- Ваня, - ответил папа.

- Что? – я чуть не захлебнулась сладким кофе с молоком.

- А что? – пожала плечами мама. – Нам кажется это замечательная идея. Он – математический гений. Кроме того, вы почти ровесники. Тебе будет полезно общение с таким талантливым и сознательным молодым человеком.

Мои родители считают талантливыми только тех, кто может умножить в уме четыреста пятьдесят на двести одиннадцать. Можно было бы, конечно, заучить произведение этих чисел. Но их уважения не добиться, если не знать произведений всех других трехзначных чисел.

А художники, танцоры, певцы и писатели – это просто самодуры и бездельники.

Родители считают, что я перерасту свое увлечение и в ближайшем будущем увлекусь математикой так же, как и они. И буду вдохновлено рисовать двойки и пятерки в бухгалтерских книгах.

Похоже, я должна, наконец, начать бороться за то, чем хочу заниматься. Несмотря на то, что первый бой проигран. Но, может, проиграла я его потому, что не боролась.

- Ваня, так Ваня, - задумчиво произнесла я, решив, что он еще пожалеет о том, что решил заняться педагогикой.

 

Когда родители ушли на работу, я первым делом позвонила Аделаиде Петровне домой. Она человек прошлого века, потому мобильного телефона у нее нет.

- Алло…

- Доброе утро, Аделаида Петровна, - произнесла я.

- Доброе утро, Арина, - она сразу же узнала меня. Мне стало приятно.

- Я сожалею, что Вы больше не будете заниматься со мной.

- Ладно тебе, Ариша. Тебе же не нравились наши уроки.

- Этот так. Но общение с Вами мне было приятно.

- Спасибо за откровенность. Тебе это может показаться странным, но я ценю это. Ты – хорошая девочка, потому мне хочется, чтобы у тебя все сложилось.

- Спасибо Вам. Надеюсь, мои родители не обидели Вас?

- Нет, что ты. Просто наши взгляды разошлись.

- У меня остались Ваши книги.

- Да. Это ценные издания. Ты можешь пользоваться ими, но потом я порошу тебя вернуть их мне.

- У нас в доме достаточно учебников по математике, потому я бы хотела отдать Вам их сейчас.

- Знаешь что? Приходи сегодня ко мне на чай около четырех часов. Приноси книги.

- Здорово. Я с удовольствием.

- Что ж. Тогда записывай адрес…

 

«Эх, Ваня, Ваня, не повезло тебе», - думала я, ожидая прихода своего нового учителя.

Наконец, раздался звонок. Я подбежала к двери. Глянула в глазок, чтобы убедиться, что это он.

Как и ожидалось – он. Явился минута в минуту. Стоит. Смотрит вверх. Руки держит за спиной.

Я открыла двери, впуская гостя в квартиру.

- Доброе утро, - заикаясь, произнес он и, покрываясь бордовым румянцем, достал из-за спины букет ромашек и протянул мне.

Мне на мгновение даже стало жалко его. Но я решила не отступать от своего плана.



Anna Myestyeshova

Отредактировано: 12.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться