Пой, танцуй, рисуй

Размер шрифта: - +

8. Вдохновение

«Картина у живописца будет мало совершенна, если он в качестве вдохновителя берет картины других; если же он будет учиться на предметах природы, то он произведет хороший плод», - утверждал Леонардо да Винчи.

Тяжело не согласиться с этим талантливейшим человеком: художником, ученым и мыслителем. Потому некоторое время после изучения его биографии и трудов я не могла рисовать. Дело в том, что изначально я в большей степени срисовывала что-либо у других либо вдохновлялась тем, что уже создано другими. Однако потом я поняла, что ценно то, что создано лично мной. То, что до меня еще никто не сделал. Если бы великие живописцы срисовывали картины своих предшественников, мы бы не знали их имен. Ведь тем, что уже сделано, никого не удивишь.

Мне не сразу удавалось рисовать то, что я задумала. Но со временем я научилась этому.

«Художник думает рисунком», - говорил Сальвадор Дали. И с каждым днем мне все больше кажется, что эти слова обо мне. Только в рисовании я нахожу выход своим эмоциям, только посредством карандаша и красок могу выразить свои чувства. В каждом рисунке – часть меня. И во мне – все мои работы. Они – отражение меня. Рисуя, я становлюсь самой собой. Любимое занятие увлекает меня, завораживает, успокаивает.

Вот и сейчас я стою возле мольберта, вдохновленная внезапным порывом. Делаю набросок. На белом холсте постепенно возникает образ парня… Танцующего парня… Танцующего брейк-данс…

Вдохновение накатило на меня волной. Я словно захлебнулась им. И больше ни о чем не могу думать. Ничего не могу делать. Только материализовывать образ, рожденный фантазией.

Простые карандаши разной жесткости танцуют по холсту. Под ними постепенно оживает танцор, стоящий на одной руке.

Но мне не удается точно передать детали. Образ получается нечетким. Кажется, что парень просто стоит на руке, но не танцует. Мне не удается передать движение. В голове одна картина, а на холсте – другая.

На глаза наворачиваются слезы из-за того, что я хочу,  но по памяти не могу точно написать ту картину, которая нарисована у меня в голове, у меня в сердце…

Мне необходимо во время написания картины видеть перед собой Дэна. Только тогда я смогу передать детали.

Точно! Он же обещал позировать для меня. Почему бы не воспользоваться этой возможностью? Думаю, он согласиться. Тем более что раздеваться не придется. К счастью. Похоже, я еще не готова работать в жанре ню.

Но как мне с ним сейчас связаться? Ведь вдохновение ждать не может!

Домой к Аделаиде Петровне я, естественно, не пойду.

Но не факт, что он дома. Сейчас пять часов. Возможно, он опять присутствует на репетиции «Старта».

Я побежала в гараж Антона.

- Привет, ребята, - поздоровалась я, входя внутрь.

Вова и Антон стоят, наклонившись к синтезатору, за которым сидит Никита. Похоже, они обсуждают новую песню. А Дэна с ними нет. Я почувствовала разочарование. Мне вдруг нестерпимо захотелось снова увидеть его. Конечно, все из-за вдохновения. Творчество прежде всего!

- Привет, Ариша, - хором сказали ребята. Похоже, привыкнув петь в унисон, они теперь и говорят вместе.

- Как дела?

- Да вот пытаемся разучить новую песню, - ответил Никита.

- Здорово. Я не буду вам мешать.

- Ты не можешь помешать нам, - с улыбкой ответил Вова. – Ты только вдохновляешь нас!

- Да ладно тебе! – отмахнувшись от дамского угодника, я прошла в конец гаража и села на диван.

Сразу же вспомнила, что рядом со мной на нем сидел Дэн. Только при одном воспоминании об его близости по телу пробежали мурашки. Ну, почему он вызывает во мне такие эмоции? Почему именно он? Только он? Как сказала Аделаида Петровна, сердцу не прикажешь. Похоже, даже мой разум не может этого сделать, неуравновешенное сердце все равно не слушается.

Я просидела в гараже, наслаждаясь музыкой в исполнении друзей, более двух часов. Пришло время возвращаться домой, чтобы не гневить родителей. Хотя душа хочет совершенно в другое место. Туда, где мольберт, карандаши, кисти и холсты. И Дэн… Его тренированное тело, которым он владеет безукоризненно, постоянно у меня перед глазами. Только не подумайте лишнего. Я размышляю об этом не как девушка, а как художник, застигнутый лавиной вдохновения.

После того, как ребята исполнили рок-композицию под названием «Философия тела», я зааплодировала и поднялась с дивана.

- Ты уже уходишь? – поинтересовался Никита.

- Да, мне пора. Надеюсь, родители не опередили меня и не пришли домой раньше. Иначе придется прочесть лишних книжек пять по алгебре…

Парни рассмеялись.

- У меня в подвале, наверняка, найдутся лишние… Могу подарить…

- Нет уж, спасибо. Мне и своих много!

- С тобой все в порядке? – спросил Антон, как-то странно глядя на меня.

- Да, а что?

- Ты будто сама не своя. Дерганная какая-то…



Anna Myestyeshova

Отредактировано: 12.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться