Поиграем?

Размер шрифта: - +

2. Воришка.

Он тогда заметил ее не сразу, да и волосы девушки были тогда не голубыми, лишь глаза неформалки были обведены черным карандашом также обильно, как и сегодня.
Когда он появился в их классе, урок уже шел. То утро октября было достаточно пасмурным, a зависшие в небе темно-серые тучи заволокли все лучи солнца, заставив включить в кабинете лампочки, сиротливо болтавшиеся на проводах. Дети были еще сонные, и, широко зевая, старались изобразить интерес к биологии. Но когда в класс вошел он, все мигом оживились. А как же, свежее мясо прибыло. Новый мальчик как-никак. А у них в классе и так был перевес в сторону девочек, и на 15 девочек приходилось всего 11 мальчиков. С того дня он стал двенадцатым. Мальчиком он был симпатичным, как раз в самом начале этапа полового развития. Над его губами темнели сгустившиеся волосы, которые он решил в то утро сбрить. Тело успело сильно вытянуться, но должного веса еще не набрало. Голос сломался как раз этим летом и стал мужским, с хрипотцой. Детская опухлость и нежность исчезли с лица, и щеки стали впалыми, а овал лица более резким и четким.

 Вежливо поздоровавшись, он прошел в кабинет, чувствуя кожей каждый взгляд. Еще бы, парень из столицы приехал, в их более провинциальный городишко. Не деревня, но и размах не тот, здания не те, впечатления так себе. Делая бесшумные шаги по выцветшему линолеуму своими ногами, обутыми в сникеры на толстой подошве и массивным верхом, он дошел до первого пустого места и опустился на стул, рядом с какой‐то девочкой, которая сразу заулыбалась во весь рот и слишком радостно пропела:

— Привет.

Он лишь вежливо кивнул в ответ, и, немного волнуясь, пальцами провел по своим густым, жестким волосам.
 Учительница, стоявшая у доски и тыкающая в плакат указкой, пыталась собрать мысли учеников и направить их на изучение спинного мозга.
 Стас слушал в пол-уха, так как успел уже пройти эту тему, и заодно оглядывал класс, а вернее учеников. Чувствовал себя Стас примерно как обезьянка в зоопарке, на которую все смотрят и что‐то шепчут друг другу. Он даже на всякий случай бросил взгляд на свою рубашку, которая вроде была идеально белой и безупречно отутюженной, а рукава ее были подвернуты к самым локтям. На пуховом жилете синего цвета, подходящего тоном к его джинсам, вроде тоже не было изъянов.

В волнении урок, казалось, тянулся дольше, чем есть на самом деле. Но спасительный звонок прозвучал. Однако, не такой уж он и спасительный был. К мальчику сразу набросилась толпа. Летели вопросы «А откуда ты? А как тебя зовут? А ты к нам надолго?».
 И, лишь откуда‐то сзади прозвучал тонкий голосок, в интонации передающий серьёзность:

— Дорогу дайте, что столпились-то? Будто ваш обожаемый Бибер явился… — сказала девушка с темно-каштановыми волосами, в которых имелись две-три цветные пряди розового цвета, как жвачка и ярко голубыми глазами. А когда она заправила за ухо прядь волос, то стали видны многочисленные сережки-гвоздики в ее ушах.

— Явился бы твой Билл Каулитц, посмотрели бы на тебя, — фыркнула как раз та девушка, с которой и сел Стас.

— А кто тебе сказал, что мне Каулитц нравится? Если ты незнакома с этим направлением музыки, то нечего вставлять свои пять копеек. Ты вновь мимо кассы, дорогая.

— Проходи, — ответил Стас, пропуская миниатюрную девушку во всем черном. На ее кофте имелось изображение явно каких-то рокеров, которых он точно не знал: трое парней неформального вида, в центре человек, у которого на лице черным цветом нарисован отпечаток руки, указательный палец которой, проходит через левый глаз, украшенный белой линзой.

— Спасибо, — ответила та, и прошла дальше, сверкая белыми пятками своих кед, даже не заинтересовавшись новеньким мальчиком.

— Лесба, — хихикнула еще одна девушка, похожая своей манерой и внешним видом на ту, что сидела со Стасом. В прочем эти две девушки нашли свою шутку достаточно смешной и продолжали смеяться. Стаса же разбирало любопытство, почему о ней так отозвались?

— Меня, кстати, Юля зовут, — сказала блондинка-соседка по парте, протягивая свою руку с ярко красным лаком на ногтях.

— Стас, — пожал он предложенную руку.

— А я Катя, — заулыбалась вторая девчонка. 

 

— Готово! — Гордо сказала Ира, вернув Стаса в реальность и выдернув из воспоминаний. — Юля и Катя в экстазе биться будут! Я наконец-то призналась, что я лесба! — Хихикнула голубоволосая, театрально закатив глаза.

— Ну и хрен с ними, — пожал плечами брюнет, решив заглянуть на страничку подруги, чтобы лайкнуть новый пост. Та показала ему язык, украшенный металлическим шариком.

— Ну? Теперь моя очередь, — убрав телефон, сказал он, а затем взял кубики и на всякий случай дунул в кулак, как бы на удачу и, сидя на корточках, бросил игральные кости перед собой.

— 1/3! Так, ты должен украсть ягуар! — Вынесла вердикт подруга. Он, обречённо вздохнув, оглянулся в поисках магазина. — Имелось ввиду Яга? Не тачка же? — Ухмыльнулся он, приметив парковку недалеко от парка.

— Ага, иди давай, не оттягивай.

Было немного боязно осознавать, что идешь на кражу. Стаса самого смешил его страх, волнуется так, словно на ограбление банка идет!
Дойдя до супермаркета, он прошел внутрь, когда сенсорные стеклянные двери разъехались в стороны. Пройдя мимо кассы, он пошел вдоль длинного ряда хлебобулочных изделий, пахнущих так вкусно, что вспомнилось, что они еще не обедали.

— Ир, мне кажется, тут есть камеры! — Прошептал он, наклонившись в ее сторону.

— Ну, можешь отказаться, просто мы вычтем 1/3 из твоих семи баллов. Останется три!



Миртл

Отредактировано: 02.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться