Поиграй на моих нервах

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 23. По следу

Макс второй день не находил себе места, да и немудрено, Арина пропала, как сквозь землю провалилась. Первой его мыслю было, что его ученица сбежала из-за последнего разговора. Макс вновь и вновь прокручивал в голове все сказанное, пытаясь понять, как подготовка к перемещению в Грецию вдруг превратилась в далеко не самую приятную беседу. По всему выходило, что между ними накопилось слишком много несказанного, вот и выплеснулось, сквозь щели в самообладании.

Были ли ему стыдно за сказанное? Не совсем. Сказал-то он как раз правду, а вот за сделанное… Они ведь, действительно, пытались использовать Арину вслепую, хотели привязать такими обыденными для них, и такими дикими для нее методами. Он с самого начала знал на что шел, так что, пожалуй, из всех он виновен более всего. У Арины было полное право злиться, даже ненавидеть его, но сбегать? В ее ли это духе? Она же не попыталась скрыться тогда, в первые дни, когда он шантажом вынудил ее принять корявое предложение о работе, что изменилось сейчас?

Единственное, что он переиграл бы, так это идиотское «друг», от этого слова его и самого коробило, настолько оно было далеко от правды, даже если тогда казалось вполне приемлемым. Вполне нейтральным. Сейчас же хотелось побиться головой о ближайшую стену, может выбьет из нее тупость. За все сказанное он бы не стал извиняться, ибо это попахивало бы лицемерием, а вот за «друга» … Да, за это он обязательно извинится. Только бы найти ее.

Он проверил все ее счета, как корпоративные, так и личные. Никакого движения. На своей старой квартире она не появлялась, что неудивительно, учитывая, что аренда уже несколько недель как истекла. Не видели ее и на вокзалах, в аэропортах, не пересекала она и границу. По крайней мере легально, по документам. За два дня Макс успел проверить и всех ее немногих друзей, и дальних родственников. Ничего. Более полугода от нее не было ни слуху, ни духу, очевидно, что после катастрофы она стала замыкаться на себе, постепенно отдаляясь от всех. Ей должно был быть так одиноко…

Исчерпав все зацепки, Макс по десятому кругу смотрел записи камер внутри «Северного Сияния» и у входа. Вот Арина стремительно выходит из его кабинета, берет сумку и твердой походкой идет к лифту. В лифте она стояла в пол-оборота к камере, поэтому выражение лица не очень понятно, но судя по жестам и то и дело дергающейся к лицу руке, она или плакала, или пыталась не заплакать. На этом моменте у Макса каждый раз сжималось сердце, сколько раз бы он не пересматривал видео. В холе она бросила охраннику «я за кофе», а потом вышла через турникет на улицу. Охранник клялся и божился, что больше ничего она не говорила. Да, выглядела расстроенной, но такое было не в первый раз. На этих словах служащего Макс поморщился, но прошлого уже было не изменить. Он знал почему и что делал, понимал и последствия, только оказался не готов к ним, несмотря на весь свой хваленный опыт и мастерство.

Не помог Максу и нюх. Он несколько раз оборачивался, пытаясь в звериной форме определить путь Арины, но след очень быстро обрывался, через несколько сот метров от «Северного Сияния», то ли сливаясь с другими запахами, то ли из-за грамотной зачистки. Наружные камеры были также мало информативны – видно, как Арина выходит, как направляется в сторону ближайшего торгового центра, но потом пропадает из поля зрения. Камера на соседнем здании поймала ее, а вот следующая уже не зафиксировала. Получалось, что Арина пропала в «слепой зоне», как раз возле узкого переулка между двумя строениями. Как-то это было слишком странно для простого совпадения – или Арина, или ее похитители знали о расположении и поле обзора всех уличных камер в районе.

Похитители. От этого слова у Макса невольно прорезались клыки, и вставали волоски на затылке. Если его опасения верны, то кто-то очень грамотно подгадал момент и воспользовался их ссорой. Опять совпадение? Он же не планировал с ней ругаться, это произошло на волне момента. Кто-то ожидал, что произойдет нечто подобное? Или просто неустанно следил за девушкой, стараясь подгадать нужный момент? Так или иначе, но картинка вырисовывалась мрачная. С каждым часом в нем крепла уверенность, что его ученицу именно похитили. Пусть у него не было улик, доказывающих это, но зато было чутье, вопящие о том, что Арина в опасности.

Чутье и заставило связаться с Немом. Они давно дружили, Некромант был одним из немногих в Круге, кому он мог доверять. Конечно, были Марик с Ярославом, но тех отправили на тайную встречу с Поляком. Оставался только Нем, ну может быть еще Владислав, но последний мог посчитать, что его долг оплачен, и не пожелать ввязываться в дальнейшие дела Круга. Тем более, что его странное поведение на Сборе отметила не только Арина.

Поверхность зеркала блеснула, оповещая о готовящемся переходе, Макс быстро коснулся ключа на столе, разрешая выход.

- Ты еще не вписал меня в «белый список»? – с ехидцей спросил появившийся Некромант.

- Не успел. Если не против, то пожертвуй каплю крови и будет тебе автоматический проход.

- Все бы тебе моей кровушки испить…

- Нет, это ты ошибся адресом. С «испить» — это к Владиславу, - усмехнулся Макс, протягивая стакан виски.

- Спасибо. Кстати, как он поживает? – поинтересовался Нем, усаживаясь в кресло.

- Не знаю, не говорил с ним со Сбора, а что?

- Да так, - неопределенно ответил брюнет, - мне показалось, что у Владислава выросли аппетиты.



Лайа Дало

Отредактировано: 02.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться