Поиск

Размер шрифта: - +

4. Переговоры

Весь день шел дождь, но к вечеру перестук капель по подоконнику смолк, и когда Эмили вышла на крыльцо курортного домика, поднявшийся ветер уже раздувал остатки туч. Солнце скрылось за холмами, поверхность озера на горизонте слилась с небом, и только полоска тумана слегка намечала границу. Свинцовые пенистые волны с тяжелым шумом равномерно бились о серые прибрежные скалы. В поселке было тихо и пусто. Два киберуборщика бесшумно и слаженно приводили в порядок клумбы в палисаднике у соседнего дома, да крупная собака трусила по мокрой дороге, низко опустив вытянутую морду. От нечего делать Эмили долго смотрела на собаку, гадая, живая та или робот, и так и не пришла к определенному выводу. В век грандиозных многоярусных городов и миниатюрных квартирок живые домашние животные стали редкостью, облагаемой бешеным налогом, но здешний отдых был настолько дорогим удовольствием, что Эмили не удивилась бы, узнав, что большая часть местных курортников приехала сюда из своих коттеджей на Зеленом кольце.

В доме стационарный пищевой синтезатор выдал ей кофе в одноразовой термофляжке и сверток с сандвичами. Эмили надела куртку, рассовала ужин по карманам и снова вышла в сырой густеющий полумрак. От поселка разбегались тропинки, Эмили выбрала ту, что вела на сопки. Грохот волн за спиной удалялся и превратился в неясный гул, когда она зашла в распадок; ветер стал тише и теплее, он нес подзабытые уже запахи степной травы.

— Капитан Хилл!

Она повернулась на голос. Окликнувший ее человек сидел за большим плоским камнем поодаль от тропинки, потому Эмили не заметила его, проходя мимо. Он приветственно махнул и, когда она подошла, снял громадные черные очки и сказал:

— Я Джон Коулфилд. Не знаю, интересуетесь ли вы моими книгами, но знаю, что вы получили мое приглашение занять должность капитана в экспедиции. Мне хотелось поскорее услышать ответ - я стал весьма нетерпелив в последнее время. Очаровательная миссис Уотсон сообщила, куда вы уехали, и вот я здесь, – он скривился, озирая безлесный склон, покрытый пучками сухой травы и лиловыми подушечками тимьяна. – До чего унылое место - побережье этого северного озера. Чем оно вас привлекает?

— Здесь очень тихо и немноголюдно.

— Это что, намек? Не беспокойтесь, я не стану долго надоедать вам своим обществом. Садитесь. Вот вам подстилка, - Коулфилд бросил на камень свою куртку, перехватил взгляд Эмили, каким она скользнула по его расстегнутой цветастой рубашке и коротким штанам, и добавил: – Ничего, этот панцирь не даст мне замерзнуть, - он щелкнул пальцами по своему экзоскелету. Светло-серая матовая оболочка закрывала его тело от середины груди до лодыжек, оставляя снаружи черноволосую полуседую голову, костлявые плечи и одну руку, смуглую, худую и очень жилистую. – Приходится носить, потому что у меня разрушаются кости и вдобавок какое-то заболевание кожи, все время забываю название, – он вытянул из-под камня бутылку вина. – Составите компанию?

Не дожидаясь согласия, Коулфилд извлек из-под того же камня стакан, выдул из него пыль и сухие травинки, наполнил и протянул Эмили, чокнулся с ней бутылкой и основательно приложился к горлышку. Облизнувшись, он снова заговорил:

— Хилл, вы читали что-нибудь из моих произведений?.. Вам понравилось?.. Судя по лицу – не очень. А что именно не понравилось?

— Не люблю печальные финалы.

— Ну, я стараюсь отражать жизнь, а в ней больше поводов для печали, чем для радости.

Эмили удивленно посмотрела на него. Этот человек совсем не выглядел пессимистом, что было особенно удивительно при его физических недостатках. В глубоко посаженных глазах его, цвет которых было трудно разобрать, поблескивали веселые огоньки. Он добавил:

— Вы, должно быть, «Горизонт» читали. Я его и сам не люблю. Другие книжки у меня повеселее будут…

— А почему вы сочиняете только о женщинах, мистер Коулфилд?

— Совсем не только, просто именно такие книги сделали мне имя. Женщинам нравится, когда мужчина хорошо понимает их, – он ухмыльнулся, сделал еще один длинный глоток и спросил: - Критику на меня вы не читаете? Недавно я ознакомился с одной статьей, где автор утверждает, что я совершенно исписался…

— Кажется, читала.

— Как по-вашему – это правда? Я действительно раньше сочинял лучше?

— Не знаю, мне трудно судить, - пробормотала Эмили и подумала: «Он что, позвал меня поговорить о своих произведениях?» Коулфилд метнул на нее очередной проницательный взгляд, словно булавкой уколол, и сказал:

— Хорошо, перейдем к делу. Что вам известно о корабле «Победитель»?

— Ничего. Но я думаю, это тот самый, на котором улетел астроархеолог Новак со своими людьми.

— Точно. В систему HD 3220.

— Они пропали без вести, и вы хотите отыскать их своими силами… Почему вы уверены, что вам удастся сделать то, что не удалось профессиональным спасателям?

Коулфилд снова ухмыльнулся, на этот раз смущенно.

— Потому что эти спасатели летали не туда.

— Этого не может быть!

— Оказывается, может. Я сам поразился, когда узнал... Виктор, оформляя свою страховку, оставил заведомо ложные координаты.

— Ну, знаете ли, - возмутилась Эмили, - у меня нет желания участвовать в поисках того, кто, во-первых, не хочет быть найденным, а во-вторых, уже заставил поисковиков проделать бесполезную работу.

— Да ведь он был уверен, что благополучно вернется через год, - примирительно произнес Коулфилд, – и никакие расходы на спасательную операцию не понадобятся.

— Н-да, оригинальный человек. То ли дурак, то ли оптимист… Слушайте, Джон, а почему вы хотите лично этим заниматься? Если у вас есть средства на организацию рейса и работ на планете, не разумнее  ли нанять кого-нибудь? У вас ведь, насколько я понимаю, нет ни малейшего опыта в таких делах.



Мария Руно

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться