Поиск

Размер шрифта: - +

14. Энди

Эмили смотрела на погасший экран, в ушах ее все еще звучали слова Дианы: «Вы победили. Как по-вашему, не слишком ли высокой ценой?»

Все так быстро рухнуло. Всего за несколько минут. Трудно поверить…

Она закурила и долго сидела, вдыхая дым и прикрыв глаза. Перед ней снова встал Коулфилд, каким она запомнила его на Земле – темный силуэт на фоне светлого неба, рука вскинута в прощальном жесте. Странный и смешной человек. Его юношеский романтизм и энтузиазм, безграничное доверие и любовь к роботам… И зачем его понесло на эту планету? Он был совсем молодой и очень богатый - несмотря на свою болезнь, он еще мог лет пять или семь наслаждаться жизнью на Земле, в безопасности и довольстве. Но вместо этого он на полгода лег в анабиоз, после провел шесть месяцев здесь, а затем - погиб.

Эмили погасила окурок и встала. Некогда было предаваться горестным раздумьям, нужно было действовать… У нее стало легче на душе. Она не собиралась улетать. Не сейчас. У нее еще осталось одно дело на этой планете.

Несчастный случай? Как бы не так. Это не несчастный случай, это – преступление. Да, объективно Диана не виновата в том, что глайдер Стивена и Энди попал в бурю и врезался в скалу, но она захватила и удерживала заложника, она планировала захватить корабль, и этого уже достаточно, чтобы ее пристрелить. А смерть Коулфилда? Да какое там самоубийство! Это работа Дианы. Наверное, Джон чем-то помешал ей, и Диана решила от него избавиться.

Стоя возле пульта, Эмили задумалась. Можно было надеть скафандр, взять оружие, отправиться к аварийному куполу и устроить засаду. Не будет же Диана сидеть внутри до бесконечности!.. Да, но кто знает, когда ей вздумается оттуда выйти?.. Эмили вспомнила предложение Пола расстрелять купол с близкого расстояния. Но если Диана выскочит из своего убежища, то найти ее среди всех этих скал и пещер будет практически невозможно. «Ну, я хотя бы лишу ее удобного укрытия, - с ожесточением подумала Эмили. – Да и чем черт не шутит – может, она не успеет убежать. А если сбежит, тогда можно и охоту устроить…».

Она с трудом представляла себе, как будет выслеживать существо, которое, не нуждаясь в скафандре, обладает большей подвижностью и не зависит от запаса воздуха, но ничего другого придумать не могла. Сейчас Эмили вообще не могла по-настоящему размышлять – где-то выше надбровных дуг поселилась несмолкающая тупая боль, глаза резало, у нее подрагивали руки. Она совсем не выспалась и чувствовала, что правильнее всего сейчас было бы снова прилечь на несколько часов, но знала, что во сне к ней придут ее товарищи, которые уже никогда не смогут прийти наяву… Нет. Не надо. Сначала она разделается с той, кто виновата в их смерти.

Эмили потерла ладонями лицо, приходя в себя, села в кресло и нажала несколько клавиш. Неживой металлический голос «Одиссея» напомнил ей вечно ровный голос Дианы, и она передернула плечами. Возможно, с другими Диана разговаривала по-другому, но когда она в последний раз говорила с ней, с Эмили, речь искусственной женщины была именно такой – холодной и лишенной интонаций.

Отдав необходимые команды, Эмили опять откинулась на спинку кресла. В определенной последовательности загорались сигналы – шла подготовка к взлету. Через минуту ей на голову опустится шлем, ее разум сольется с искусственным интеллектом корабля, и громадное, неповоротливое с виду тело «Одиссея» начнет отрываться от поверхности планеты, сотрясая под собой землю, поднимая пыль и расплавляя песок и базальт.

Эмили посмотрела на обзорные экраны и вздрогнула. Возле посадочной опоры, в серой пыльной взвеси виднелась человеческая фигура, и это точно была не Диана.

— «Одиссей», отменить взлет.

Сигнальные лампочки перед ней замигали, голос корабля безразлично подтвердил:

— Подготовка к взлету прервана.

Возле шлюза неподвижно стоял человек в скафандре и шлеме. Эмили приблизила изображение настолько, что могла в деталях разглядеть ранец с дыхательным аппаратом, но по-прежнему не видела повернутого от нее лица пришельца. Затем тот пошевелился, обернулся, и на шлеме выше лицевого щитка Эмили прочитала: «Скарда». У нее бешено застучало сердце - она все еще боялась верить…

***

Энди вышел из пришлюзовой камеры, Эмили ждала его и шагнула навстречу.

— Ты ранен? Сможешь сам дойти до медотсека?.. – она быстро оглядывала его. Крови на легком комбинезоне не было, и было непохоже, что у Энди сломаны какие-то кости, даже ребра. Правда, у него изменились движения, исчезла легкость, и он как будто приволакивал одну ногу.

— Я в порядке, Хилл, мне нужно только немного полежать. Я пойду к себе.

Голос у него тоже как-то изменился, и Эмили почему-то пришло на ум сравнение с механическим голосом «Одиссея».

— А Стивен? Он…

— Стивен погиб. Я не смог донести сюда его тело, оставил на выходе из ущелья. Простите.

Эмили слабо махнула рукой: ничего… И хотя Уотсон никогда не был ей близким другом, в отличие от Майи, и хотя она была почти уверена в том, что он мертв, все равно к горлу подкатил ком. Сильными глотками загнав слезы внутрь, она ровно спросила:



Мария Руно

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться