Пока мы вместе

Размер шрифта: - +

Глава 19

Татьяна

Первые два дня в нашем новом статусе и …времени (хотя правильно было бы сказать – старом!) прошли почти одинаково. Всё это время мы с братом старательно и правдоподобно вживались в новые для нас роли. Никогда бы раньше не подумала, что жизнь средневекового россиянина (ну или как там его будет правильнее назвать?) была так сложна и вместе с тем захватывающа!

Каких только диковин и открытий за эти два дня мы с Кириллом не сделали.

Одна только голубиная почта чего стоила. Когда ближе к полудню следующего дня к нам пожаловал «почтальон» - белоснежный, как пушистое облачко, голубь, мы сначала не особо поняли, зачем он нам вдруг в горнице сдался. Хорошо хоть, что к этому времени уже успели попривыкнуть, что странности и удивления нам здесь нынче на каждом шагу обеспечены. И пусть нас все в доме наверняка считали слегка сумасшедшими, но в открытую в лицо-то ведь никто ни о чём не заикался даже! Князья всё же.

- И что нам с ним делать? – я уставилась на этого самого голубя, которого парнишка из прислуги резво впустил в дом.

- А я знаю? – вымученно ответил брат.

Я Кирилла понимала. Столько всего на него сейчас свалилось! Мы с ним как слепые котята себя чувствовали.

- Ох, сестра, - вздохнул Кир, - мне бы вот сейчас понять, как письмо великому князю отправить! Вот это проблема.

- А зачем ему письмо отправлять? – не понимала я.

- Как же это зачем? Ты у нас замуж за соседнего князя выходишь. Нужно начальство выше стоящее предупредить.

- Ты ещё сейчас скажи, что разрешение на брак испросить да на свадьбу пригласить! – с раздражением бросила я.

- И это тоже. Хотя, если верить тому, о чём шепчутся слуги, то разрешение как таковое нам не нужно. Князь сам проявил инициативу и ваша с Русланом свадьба – это во многом заслуга великого князя. А вот я, если верить тем же слухам, наоборот был категорически против такого родства.

- Что-то об этом я тоже уже слышала.

- Слушай, Танюш, а не прогуляться ли тебе по окрестности, а? Сделай вид, что просто гуляешь, дышишь свежим воздухом, за хозяйством приглядываешь? А сама между делом прислушивайся да приглядывайся ко всему повнимательнее.

- Предлагаешь мне шпионить в собственном имении?!

- Да понимай как знаешь! Только сестра, нам нужна любая информация.

- Ладно, уговорил. Тем более, что я сама страсть как уже хочу размять ноги. Надоело, знаешь ли, дома сидеть. Скукота.

- Ну да, это тебе не в чатах сидеть, да своим дурацким блогерством заниматься.

- А интернета здорово не хватает! Вот бы сейчас вбить в поисковик, зачем голубя в дом пускали, так и ответ бы получили, - ответила я, разглядывая пернатого, примостившегося возле печи.

- Да, ты права. Что же нам с ним делать? – произнёс Кирилл и подошёл к птице.

Голубь, как ни странно, его не испугался. Наоборот – послушно дал взять себя в руки.

- Ты его сейчас так разглядываешь, как будто хочешь найти в нём кармашек с запиской от девушки! Тоже мне, день Святого Валентина тебе, что ли?! – поддела было брата.

Но он меня вдруг взволнованно остановил:

- Да ты умница, сестра! Как же я сам сразу не догадался! Это же почтовый голубь! Смотри у него к лапке письмецо привязано!

И это оказалось правдой. Уже очень скоро мы с братом отмотали с голубиной лапки кусочек свёрнутой бересты и, развернув её, уже было приготовились читать средневековые писульки, заранее настраиваясь на то, что мало что поймём. Но нас ожидал приятный сюрприз.

- Да это же письмо от Руса! – обрадовано произносит брат.

- Ну что там, что?! – мне тоже не терпелось узнать, почему у брата почти с первых строк глаза стали раза в два больше и круглее.

Но вместо того, чтобы утолить моё неуёмное любопытство, брат ещё больше ввёл меня в ступор, пробормотав:

- Я так и думал, что моя Алёна тоже где-то здесь. И Дашка с Лизой, скорее всего, тоже.

Понятнее стало мне лишь после того, как я вырвала у впавшего в ступор братца эту бересту и сама прочитала послание.

…Вы представляете, Глеб и Марк тоже здесь. Они вроде как мои братья, двоюродные…

Вот это была новость! Да я даже вторую часть послания, там где мне красиво и замысловато Руслан признавался почти в любви, не с таким трепетом читала, как эту.

Ведь это означало, что мы здесь не одни…а это означало, что мы обязательно прорвёмся, т.е. вернёмся домой, в своё время.

 

Как мы с Киром и договаривались, я отправилась прогуляться по окрестностям.

Погода стояла просто расчудесная. Снег под ногами приятно хрустел. Его хруст был таким ярким и …вкусным, как будто это и не снег был вовсе, а кто-то разломил аппетитный только что испечённый хлеб.

Вдохнула поглубже морозный воздух – ам! Так бы и куснула, нет, не воздуха, хлеба. Потому что именно им и пахло сейчас.

Не сразу, но до меня дошло, что где-то в одном из домов действительно печётся хлеб. Стала усиленно поглядывать по сторонам. Нет, в гости напрашиваться я вовсе не собиралась: вдруг здесь у них это не принято, а я вот возьму и зайду. Ну и что, что княжна.

Как в подтверждение моим словам, вскоре услышала приглушённое у себя за спиной:

- Смотри, смотри, сестру отправил! Самому совесть не позволяет здесь посреди бела дня шататься.

Невольно сбавила шаг. Незаметно оглянулась. Интересно стало: кого это мой брат здесь так разозлить успел-то?

Столь словоохотливыми оказались две немолодые женщины, тихо переговаривающиеся между собой. Они обе стояли за высоким частоколом, и видеть меня не могли. Поэтому я могла и дальше беззастенчиво их подслушивать. Женщины же продолжали:

- Совсем князь весь стыд потерял! Как только совесть ему позволяет, такое с нашей девочкой вытворять. Поиграет же и бросит! А что ей потом, бедной, делать? Оставит с животом, дитя не признает и всё – никто же девицу с таким-то прошлым не возьмёт.



Ярико

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться