Пока мы вместе

Размер шрифта: - +

Глава 20

Свадьба

Татьяна

И вот он этот день – настал! День нашей с Русланом свадьбы. И пусть с нами сейчас нет наших родных и близких, пусть нашу радость могут разделить только некоторые из друзей. Тем не менее, я была счастлива. Думаю, что и Руслан тоже. И если ещё с вечера я успела погрустить – погоревать о том, что вот как бы было хорошо, будь сейчас интернет или на крайний случай сотовая связь. Мы бы с ним тогда смогли друг друга увидеть или хотя бы услышать. Но что есть, то есть.

Даже голубя с письмецом мне не разрешили своему суженному отправить.

«Не положено, княжна!»

Я уже было подумала, что весь следующий день мне предстоит такая же грусть и тоска, но не тут-то было!

Ни свет, ни заря меня разбудили. Кто? Мамки да няньки. Честно! Я-то думала раньше, пока сюда не попала, что всё это выдумки да фантазии наших замечательных писателей да поэтов. Ан нет. Всё это оказалось чистейшей правдой – уж поверьте мне на слово.

В общем, разбудили меня. И пока я думала да гадала, быстро подхватили под руки, и повели в…баню. Ага, я тоже удивилась. Какая может быть баня, когда на дворе утро раннее? Это ещё учтите, что освещение-то было не современное вам. Свечей, правда, не пожалели. Отмыли меня, отпарили. Да всё приговаривали при этом:

- Кровиночка вы наша! Кому же счастье-то такое князь Кирилл отдать вздумал? Ох, барин! Как будто не мог другого кого получше вам подобрать.

Услышав последнее, я удивилась и не выдержала:

- А что не так? Чем вас мой жених не устраивает?

На мой вопрос мамки-няньки уж как-то странно отреагировали. Переглянулись между собой пару раз, помолчали немного. Но когда я вопрос повторила, самая старшая стала мне объяснять:

- Так жених-то ваш, князь Руслан, он ой какой опасный! – сказала и тут же смолкла. И на меня с испугом косится.

Мне даже смешно стало: сидим посреди бани. Ясно, что одежды на нас всех вообще никакой нет. Только смотрят при этом на меня, будто я им прокурор или судья.

- Мы вот все вообще удивляемся: вы своего жениха совсем не боитесь!

- Да с чего бы мне его бояться? – я даже разозлилась, - я с ним судьбу свою соединять собралась. Люблю его, между прочим. Так же, как и он меня.

- Ой, правду повитуха тогда сказала, когда матушка ваша вас на белый свет родила. «Это дитё, когда вырастет, много радости и счастья всем доставит. Милая будет девушка да пригожая, что телом, что душой». И мы вот теперь в этом нисколечки не сомневаемся. Это надо же полюбить этого…басурмана!

- Да что вы тут вообще устроили?! – я ещё больше разозлилась, - чего вы на него наговариваете?

- Да как же это нам за вас не переживать? Ведь другой культуры он. Как и его мать. Это ведь они оба только для людей вид делают, что в Христа верят. На самом-то деле тайно продолжают своим басурманским идолам молится.

- Это откуда такие сведения? – я решила стоять на своём до конца.

- Так об этом только глухой да слепой не знает! Матушка вашего жениха куда думаете накануне ездила?

- В гости!

- Да нет, к колдуну своему проклятому она ездила. К шаману. Вот посмотрите, что она вам за жизнь устроит. Ох, вы бедная наша!

И опять затянули женщины свою песню да причитания. А что я? Да плюнула на всё и рукой махнула. Ну их всех. Мракобесие сплошное, честное слово!

А о том, что моя будущая «свекровь» ездила к шаману я сама знала, только сейчас помалкивала.

А потом и об этом думать забыла. Особенно после того, как после бани стали меня причёсывать да одевать.

Вот если честно, то я сначала даже подумать успела, что в таком количестве одежды и пары шагов ступнуть не смогу.

Вот сами посудите, что на мне из одежды было.

Сначала меня облачили в очень длинную белоснежную рубаху. Длиной почти до пола. Хорошо хоть, что была она из тончайшего шёлка. И что-то мне подсказывает, что китайского. О нижнем белье я сейчас речи не просто так не веду. Почему? Да просто его не было! Как? Да я вот и сама этому безумно удивилась, ещё в первый день пребывания здесь. И как потом смогла выяснить у Алёны и её сестёр, этой самой части гардероба не было здесь ни у кого. Вот так. Причём и у мужчин тоже.

А всему этому было довольно простое объяснение: этого элемента одежды в то время просто-напросто ещё не было. Не изобрели.

Хорошо хоть, что порты одевать разрешили. Только звучит это отнюдь не романтично.

Так, дальше. Поверх рубахи (я бы смело назвала её сорочкой!) на меня одели панёву. Юбку пышную . В эту панёву меня три могли поместиться. Но досталось всё это «богатство» мне одной.

- Вот, княжна и ваша панёва на гашник собрана! – приговаривала всё та же женщина. А сама при этом бережно и заботливо гладит своими морщинистыми пальцами поясок этой юбки-парашюта. Кстати сама юбка была из натуральной шерсти. Представляю, как бы она меня колола, не будь под ней ничего. Да здесь и власеницы никой не нужно.

Поверх этой панёвы на меня натянули сарафан. А сарафан этот, скажу я вам, сам по себе был целым произведением искусства. И я только успела подумать, что это где они такую мастерицу нашли, кто сшил это великолепие. Даже рот уже открыла вопрос этот задать. Да хорошо не успела.

- Ох, и золотые у вас, княжна руки! Такую красоту сами сотворили! Вот как знала ваша матушка покойная, припасла для приданного вам паволоки, аксамита да тафты. Красота!

Я слушала, да помалкивала. Оказывается я «сама» всё это сшила? И не только сарафан?

А был он и правда таким красивым, что я долго сама на себя украдкой любовалась. Основа – бархат. По краям – отделка парчой – аксамитом, как здесь говорят. А ещё вставки из тафты – шёлковой ткани с великолепными восточными узорами. И много-много жемчуга да других камней драгоценных.



Ярико

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться