Пока звезды горят

Размер шрифта: - +

Глава 26. 17 декабря.

 

Никита проснулся первым и стал легонько целовать Сашу, во все доступные из-за ее цепких объятий места, в щеку, в плечо:

- Ты чего не спишь? – сонным голосом спросила она.

- Соскучился, - ответил он, целуя ее в губы.

Звук, пришедшей, на его телефон смс перебил романтику момента. Никита потянулся к телефону:

«Я тебя предупредила»

Черт, нужно заняться этими смсками, подумал он.

Позавтракав, он проводил Сашу на работу, сам направился на студию, репетировать с парнями. Очередная смс застала его на выходе из метро.

«Я говорила, ты мне не веришь, держи…»

Следом шло фото Саши сидящей на тротуаре.

Я набрал номер Саши

«Абонент не может быть вызван»

-Черт! – стукнул я кулаком об стену.

Саша

Я шла на работу, и уже у самого кафе переходя дорогу, мне попался скутер, который плюнув на все правила дорожного движения, проскочил на красный, пересек пешеходный переход, и поравнявшись со мной, толкнул меня на проезжую часть под колеса белого бмв, который ехал в этот момент мимо. Скутер скрылся. Из БМВ выскочил парень:

- Девушка с вами все в порядке?

- Я пока не поняла.

- ОЙ, вам нужно в больницу, пойдемте.

- Да нет что вы?

- Да, у вас бровь рассечена и губа.

Он усадил меня в свою машину:

- Меня Олег зовут, а вас?

- Саша.

- очень приятно, что за псих вас так под колеса, хорошо я успел затормозить.

- Если честно понятия не имею, врагов никогда не имела.

В больнице мне поставили легкое сотрясение мозга, наложили три шва на бровь, и заставили остаться на ночь. Никита трубку не брал. Уже почти ночью от него пришло смс.

«Мы больше не можем встречаться, так вышло»

Волна холода прокатилась по моему телу и застыла где-то в районе желудка, единственное, что  я смогла ему написать это

«ОК»

 Скупая слеза скатилась по моей щеке, перерастая в поток, так я и уснула в слезах.

 

18 декабря. L’one - Океан

Утро обрушилось на меня новой волной боли и осознания того, что произошло. В больницу приехали девчонки и Андрей, забрали меня домой, у меня на глаза наворачивались слезы, они списывали это на плохое самочувствие, про Никиту пару раз спросили, я сказала, что его нет в городе. Больше они эту тему не затрагивали, к счастью для меня.

В голову лезли всякие мысли, я удалила все сообщения, его номер, все фото, стало легче, кажется. Хотелось поплакать, но в те редкие моменты, когда я оставалась одна, слез не было. Когда все разошлись, наконец, по своим делам и я осталась одна, я тихо оделась и покачиваясь, вышла из квартиры, направилась на ту саму набережную, где он впервые меня поцеловал, включила в наушниках нашу песню и разрыдалась.

Рыдала в голос, как ребенок, бросала в реку все, что было в карманах: деньги, перчатки, чехол от телефона. Когда рыдания почти успокоились я вырвала наушники из телефона и разорвав их выбросила в реку. Кажется, стало чуточку легче.

Пока я плакала, я представила все самое худшее, что может быть дальше: как он, где-то с кем-то обнимается и целуется, прикасается к другой, как они спят вместе, как они заводят ребенка. Все жалобные взгляды моих подруг, когда они это узнают и ехидный взгляд Андрея. Все. Я запретила себе думать о нем. Каждый раз, когда он приходил мне на ум, я начинала думать о чем угодно. Так я не чувствовала боли, наверное.

Мне казалось, что эта боль в душе настолько всеобъемлюща, что я просто не смогу ее перетерпеть, хотелось, что-то сделать, что-то изменить. Стать вкорне другим человеком, чтобы не чувствовать ничего этого. Изменить что угодно, отрезать волосы, поменять их цвет, казалось, что это поможет. Состояние было переменчивым, то хотелось на все плюнуть и просто быть: грязной, с обгрызанными ногтями, ведь никому нет дела. То хотелось что-то доказать, доказать какой я могу стать и что он потерял, измениться, похорошеть. А иногда за новым приступом рыдания приходило желание просто умереть, чтобы наверняка уже ничего не чувствовать, но я понимала, что на это не решусь, да и не стоит не один парень, моей жизни и слез моих родителей. Отчаяние толкало меня на принятие внутренних барьеров, и одним из них стало решение, что больше никакой любви мне не нужно, я просто не переживу еще одно такое расставание, у меня нет сил больше так любить.

Достала из дома прихваченные успокоительные и выпила сразу три, было слишком больно, выбросила упаковку все в ту же реку. Покачиваясь, пошла в сторону дома. Хотелось заглушить душевную боль физической, поэтому выходя из  дома, я не одевала шапку, и не застегивала куртку. Почувствовав боль в руке, я удивленно на нее взглянула, пальцы были порезаны и кровь, стекая, капала с моей руки. Наверно зацепила об ограждение, или где-то еще, мне было все равно. Сначала я хотела зажать рану, а потом пришло равнодушие, вспомнила, что весь день искала физическую боль, вот она. Я просто поняла, что ничего не будет, я от этого к счастью, или к сожалению не умру, поэтому кровь текла в низ, а я лишь иногда стряхивала капли. Я не видела ничего вокруг, а потом исчезло и мое личное измерение, глаза просто закрылись и я исчезла…



Darya R

Отредактировано: 05.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться