Покалеченная весна

Размер шрифта: - +

--5--

Кирилов не спал всю ночь, лишь иногда проваливаясь в полудрёму. Только небо стало светлеть, он сразу встал. Побрился, начистил сапоги и стал ждать рассвета.

Солнце неспешно приближалось к верхушкам деревьев. Не дождавшись полного восхода, лейтенант пошёл к сараю, где держали Егора.

– Стой, кто идёт? – подал голос часовой.

– Не кричи, служивый. Командир развед роты.

– Я узнал.

– Зачем тогда голосишь?

– Так положено.

– Если бы я сказал, что это Любовь Орлова к тебе идёт или Утёсов, ты бы не узнал?

– Ну, скажете тоже.

– Не надо чтобы все знали, что я сюда пришёл. Понимаешь?

– Так вам здесь быть и не надо. Замполит с меня семь шкур спустит.

– Не спустит. Я быстро. – Лейтенант подошёл к двери сарая.

– Эй, узник, не спишь?

– Уснёшь тут. Как же. Хоть бы соломы сухой кинули.

– Ты давай там, не обживайся. Сегодня тебя заберём, комбат сказал.

– Спасибо вам.

– Смотри, когда разговаривать с тобой будут, не паникуй, а говори по делу. Ничего, мол, и в мыслях не было. Просто случайно получилось.

– Понял. А вы меня к себе в роту возьмёте?

– Тьфу ты. Ему одно, а он другое. Я говорю тебе, что из-под ареста сначала надо выйти, а ты уже в разведку побежал. Успокойся и головой сначала думай, прежде чем на вопросы отвечать.

– Хорошо.

Кирилов направился к штабу, по пути обдумывая слова, которые скажет в защиту своего крестника. Выражения, в основном, получались бранные, начинавшиеся: Какого …? Что за …? Ещё раз всё прикинув, пришло осознание того, что пусть лучше говорит комбат. Как бы с горяча, не сделать хуже. Его встретил ещё один часовой.

– Стой, кто идёт?

– Так светло уже. Не видно?

– Видно. Но порядок, есть порядок.

– Ладно. Николаич встал?

– Не выходил пока. Но уже с рассвета с кем-то связывался, и его вызывали. Не спит точно.

– Настроение как?

– Я бы лучше подождал чуток. Не стал бы сейчас заходить. Пусть кто ни будь, передо мной трендюлей получит, – усмехнулся солдат.

– Ну, подождём.

– Я тебе подожду! Заходи, – неожиданно раздался голос комбата, от которого часовой вытянулся, а Кирилов чуть не присел.

– Есть, – крикнул командир развед роты и вошёл приёмом, которым десантируются из самолёта.

– Пришёл, защитник? Зачем так рано?

– Не спалось что-то.

– Рассказывай подробно, что там произошло? Из-за чего паника?

– Я всего не знаю, – начал Кирилов сняв фуражку. – Вроде замполит обвиняет Егора в измене родине.

– Больные что ли?

– Смысл такой: якобы Егор специально на берёзу залез и отвлекал всех, понижая бдительность, чтобы смогли пройти диверсанты.

– Бред сивой кобылы. Давай сюда этого врага народа. Веди его из сарая. Сейчас сознательность повышать будем.

– Там часовой от Вохрова стоит. Боюсь, просто так не отпустит.

– С каких пор мои солдаты перестали мне подчиняться и стали бойцами замполита? – Удивлённо заметил Александр Николаевич. – Пойди и приведи. Будут вопросы, тогда я сам возьмусь за воспитательную работу в батальоне.

Петр пошёл к сараю.

– Служивый,выводи подследственного. Комбат приказал его привести.

– Не могу. Мне майор Вохров запретил выпускать арестованного до особого распоряжения.

– Ну ладно. Сейчас передам Никонову, что ты требуешь письменное распоряжение. Он сам тебе его принесёт – и лейтенант развернулся, чтобы уйти.

– Стойте. Не надо. Забирайте.

Лейтенант подошёл к двери и отворил её.

– Пойдём, Егор. Александр Николаевич тебя на беседу зовёт.

– А это обязательно? – Неуверенно спросил сын полка.

– Пошли. Вышка отменяется. Выпорет тебя по-отцовски, раз у меня рука не поднимается.

Егор шёл не охотно, предчувствуя грозу, а Кирилов замечая это ещё больше нагнетал и без того серьёзный момент.

– Ничего. Может, умнеть начнёшь и станешь ко всему относиться серьёзней. Терпи, молчи и кивай головой.

– Ясно.

Чем ближе подходили к штабной землянке, тем короче становился шаг у сына полка.

– Шуруй быстрей, а то так до завтра идти будем.

Караульный у штаба встретил их добрым взглядом.

– Отпустили? Здорова.

– Пока не знаю что лучше.

– Разрешите, товарищ комбат?

– Заходи. Беседовать будем. Ну, излагай свой коварный, тщательно продуманный план по захвату передовых позиций нашей народной красной армии. Не дурная многоходовочка вырисовывается. В какой школе Абвера проходил обучение и когда был заброшен за линию фронта?

– Товарищ комбат, вы чего? – Выпучив глаза, спросил Егор. Даже Кирилов потерял дар речи.

– А ничего. Ты теперь понимаешь, дурья твоя башка, что любую ситуацию хитрый человек может развернуть как ему надо?

– Понимаю, – опустив взгляд, ответил сын полка.

– Игры кончились. Ещё раз напоминаю тебе, что ты теперь полноценный солдат советской красной армии и должен нести ответственность за это громкое имя. Обстановка более чем серьёзная и будет повышенное внимание ко всему, что происходит. К поведению бойцов соответственно, а ты дурака валяешь. Взыскание тебе обеспечено, жаль розги отменили, а надо бы некоторых бойцов в чувство привести и вернуть на землю грешную.

В землянку вбежал замполит.

– Товарищ комбат, что же это такое? Я пришёл за арестованным, а его нет.



coffeelover

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться