Покинутые

Размер шрифта: - +

13. 2а. Заморозка

Звук шагов скрадывался, так и не раздавшись в длинной кишке коридора. Постоянный ровный свет нервировал.

- Ты уверен, что я должна пройти это исследование? – меня немножко встряхивало от напряжения. После слез и истерики во мне гостем поселилось спокойствие и уверенность, но чем дальше мы отходили от неразличимой двери моей комнаты, тем тяжелее давался каждый шаг. Я всё сильнее ощущала, как завихряются колючие вздохи нервной метели во мне.

- Не беспокойся, это обычная процедура, - произнес Денис, уверенно шагая рядом.

Я не чувствовала спокойствия, как и привычного страха, было что-то другое – едкое и неправильное.

- Я задам тебе странный вопрос, хорошо? – спросил парень. Я повернула голову, пытаясь держать в поле зрения и его и коридор.

- Да.

- С тобой ничего необычного в доме не случилось?

Я замедлилась, пытаясь понять, что именно он имеет в виду.

- Более необычного, чем ВКШ? О чем ты?

- В том смысле, что… - Денис замялся, но на меня не посмотрел, продолжая ровно и спокойно идти вперед, будто мы говорим о погоде. – Ты чем-то напугана. Тебя кто-то обидел?

Я помотала головой, пытаясь отогнать мысль, что мой Денис такое не спросил бы. «Ты же уже решила, что он – обычный, прекрати паниковать» - строго сказал внутренний голос. Перед глазами возникла Таня, сводящая брови и размахивающая указательным пальцем. Стены тянулись и тянулись… Мы словно не двигались. Я резко остановилась.

- Меня пугает вот это всё. Оно странное. Здесь что-то не чисто, - выдохнула я, глядя прямо в глаза Дениса, который остановился напротив и даже немного нагнулся, приблизившись.

- Это просто особенности ВКШ, - пожал плечами парень. – Многие вещи объяснят на занятиях.

Я оглянулась, проверяя не появился кто-нибудь прямо из стен.

- Это не человеческое. А что если это инопланетное вторжение, а мы просто сидим здесь, как на блюдечке для них поданные?

Денис гортанно рассмеялся.

- Нет, это вряд ли.

- Почему ты так уверен в этом? – я сердито нахмурилась.

- Потому что это невозможно. И немного бессмысленно.

Золотистые искры вспыхнули, но через мгновение их свет снова погас под яркими лучами, расходящимися от настенных ламп. Внутри что-то надломилось. Я отшатнулась от Дениса и ровно пошла прямо куда-нибудь, потому что чутьё подсказывало – это верное решение.

- Ты что-то скрываешь, - твердо сказала я, движущемуся рядом Денису.

- Мне нечего и незачем скрывать от тебя, - так же твердо ответил Денис. Я споткнулась, поймав себя на мысли, что даже про себя не готова называть его другом. Опять.

-Тогда расскажи всё сейчас, - я старательно смотрела перед собой, прикладывая невероятные усилия, чтобы не оглянуться на парня. Краем глаза, я ловила его ровные и чёткие движения юноши, не вяжущиеся с любым другим подростком, кроме него.

- Настя, - Денис осторожно прикоснулся к запястью, но я резко отдёрнула руку. Это вышло непроизвольно, но естественно, словно он и не должен никогда меня касаться, хотя еще пятнадцать минут назад я плакала в его объятиях. – Ну что такое?

Перед глазами встал вихрастый и угловатый подросток, каким Денис был еще год назад. Он никогда не спрашивал. А сейчас постоянный ритм шагов двойника с его лицом и глазами пугал и внушал недоверие, как и его заботливый тон. Я ускорилась, чувствую привычный набухающий узел страха и недоверия.

Камеры могут быть здесь повсюду. Везде микрофоны. Квизи – постоянный спутник, вечный шпион, от которого не избавиться. И Денис – тоже. Это вообще не он. Если из стула можно сделать стол, ничего не сломав, почему нельзя сделать из кучки мусора точную копию любого человека?

Белые стены с тонкими полосками света тянулись и тянулись. Ноги несли меня вперед быстрее и быстрее. Я с трудом удерживалась от бега, на краю сознания отлавливая здравый смысл, который не пробивался сквозь плотный серый туман путаницы и паники.

Запястье ожгло резкой болью. Я дернула рукой, пытаясь стряхнуть жар, но он всё нарастал и нарастал, растекаясь по руке. К локтю, от локтя к плечу, подбираясь к самому горлу. Тошнота подкатила морским приливом.

Что-то схватило меня, но я даже не смогла понять, что и за какую часть моего тела. Я словно растворилась в пространстве, осталась только точка мутного серого тумана разума. Боль, сковавшая тело, была незнакомой. Она не выдёргивала из реальности, просто сжимала сильнее и сильнее, выжимая из глаз слёзы. А потом я потерялась в пространстве – что-то подхватило меня вверх, лишая прочного ориентира, потому что ни одна часть меня уже не работала, как нужно. А ещё я совершенно точно поняла – вот и пришёл мой конец. Сейчас меня просто пустят на опыты. Отделят каждую часть и будут детально рассматривать, чтобы потом знать, как обращаться с такими штуками - людьми. А передо мной в их лабораториях оказались уже тысячи других детей, и скоро там будет Кирилл.

 

Это больше походило на розовые сопли или просто на что-то склизкое и розовое, судя по ощущениям и свету, пробивающемуся из-под ресниц. Наверно, я всё-таки спала, потому что слова, доносящиеся издалека не раскладывались на смысл и не осознавались, словно я слышала чужой язык, хотя все звуки были знакомыми.



Люся_Люся

Отредактировано: 08.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться