Покинутый мир

Размер шрифта: - +

II.

            Утро встретило ее хмурым небом, на котором она уже забыла, когда в последний раз видела солнце, и неизменная мертвая тишина. Даже ветер, и без того редкий гость, вовсе стих, не подавая признаков жизни. Воздух застыл, замер в напрасном ожидании какофонии звуков природы, дабы побороть собственные рекорды и донести их как можно дальше. Не свойственное лесу утреннее затишье пугало не подготовленный разум – чудилось, что сам мир обмер в преддверии чего-то страшного, необратимого, и вместе с тем невероятного. Тишину не нарушала ни трель птиц, ни шорох листвы под лапками мелкой живности, ни даже стрекот цикад – все погрузилось в мертвое безмолвие. Природа словно предавалась глубокому трауру, молча переживая столь очевидные перемены, как исчезновение всех ее обитателей. Все живое покинуло ее лоно, забрав с собой неотъемлемую составляющую ее сути – душу, оставив после себя лишь пустую, обреченную на смерть оболочку.

Первое время, Женя не придавала значения окружающим переменам, просто не замечала, как привычные слуху звуки тускнели. А когда те пропали вовсе, оставив после себя звенящую тишину, поспешила выбраться из затянувшегося затворничества и посетила темнеющую за окном дачного домика лесополосу. Сделанное открытие стало для нее первым в череде множества последующих потрясений.

Лес вымер. Абсолютно. На протяжении нескольких километров не наблюдалось ни одной живой души, насекомых или цветения. Несмотря на вступившую в свои права весну, сложившаяся картина тоскливого пейзажа неуклонно превращалась в закономерность. В какую бы местность она не угодила, окружающая обстановка не менялась – все то же безмолвие и полное отсутствие признаков жизни. Было чему удивиться, ведь все так хорошо начиналось…

Март выдался неожиданно солнечным и теплым. Снег очень быстро сошел, деревья набухли почками, из земли пробилась первая зелень, однако к началу мая все внезапно изменилось – только распустившиеся цветы резко завяли, листва, вобравшая в себя все оттенки зеленого, стремительно пожелтела, а насекомые и звери вдруг покинули свои места обитания. В результате, вступившая в свои права весна плавно, но бесповоротно преобразилась в осень. Молодая травка, едва набравшая сок, пожухла и превратилась в солому, деревья облачились в желто-коричневые наряды, а некоторые и вовсе лишились их за пару-тройку дней, затем вовсе пропало солнце, скрываясь за серой пеленой облаков, а после неожиданно упала температура воздуха. И по сей день все медленно вымирало, вместо того чтобы приносить плоды свойственные августу месяцу. Все бесповоротно хирело от холода, обезвоживания и солнца. Все что давало природе жизнь, окончательно кануло в небытие.

Сейчас, Женя находилась в одном из тех редких участков леса, где все еще в кронах сохранилась листва, и с тоской оглядывала окружающую ее местность. Грязно желтые листья из последних сил держались за дерево, они подобно испуганному ребенку, из боязни потеряться в толпе, продолжали отчаянно цепляться за руку матери. Только жизни в нем больше не было, она ушла, покинула древесное тело, бросив оболочку гнить в умирающем мире. Будь на то возможности и знания, женщина устремилась бы ей вослед, дабы избежать участи прозябать в обреченной на погибель планете, но судьба распорядилась иначе.

Избавившись от грустных воспоминаний, Женя запоздало ощутила на груди горячую тяжесть и быстро нашла ее источник. Пес лежал на ней, свернувшись в калачик, и щедро одаривал своим теплом. Верно, она ведь так и не смогла воспользоваться плащом, и преданный спутник не преминул забраться ей на живот с целью согреть свою хозяйку. Стоило ей посмотреть на него, как мохнатые ушки чутко шевельнулись и на нее воззрились карие глаза.

- Снова не даешь мне замерзнуть, да Джек? – тихо спросила она.

            Ответом ей послужил «улыбчивый» оскал, после чего пес осторожно приподнялся и переступил на соседнюю ветку. Удобно умостившись, он зорким взглядом окинул округу и вновь перевел взгляд на женщины, терпеливо ожидая от нее дальнейших действий. Женя отвязала веревку, сунула ту в сумку и достала скудные запасы еды: пару затвердевших бисквитов в плотной обертке, остатки колбасы в вакуумной упаковке и зачерствевший нарезной хлеб. Шустро уплетая съестное за обе щеки, она не забывала делиться с псом, скармливая тому добрую порцию мясного. Быстро перекусив, хлебнула воды и, вылив остатки в крышку, протянула Джеку. Привычная процедура завтрака настолько идеально уложилась в норму их жизни, что она не замечала последовательность своих действий, совершаемых на автомате, и спокойно предавалась собственным размышлениям. А подумать, на данный момент, было о чем.

Удерживая на весу емкость, под аккомпанемент шумно лакающего пса, Женя задумчиво обозревала окрестности. Они выбрали удачное место для ночлега: густая листва отлично скрывала их от любопытных взоров, при этом предоставляла широкий обзор окружающей местности. Чуть в стороне она увидела свой дом и на мгновение зажмурилась, не позволяя ненужным в данный момент эмоциям затмить разум, ее внимания требовали более насущные проблемы, которые требовали безотлагательного решения. Запасы провизии неминуемо подходили к концу, не говоря уже о воде, которая быстро закончилась в связи с вчерашним марафоном. Ей еще крупно повезло, что мелкому спутнику для восполнения энергии необходимо значительно меньше ресурсов, чем ее организму. Правда, в сумке на черный день всегда лежала банка энергетика, но использовать данный резерв в часы затишья, когда на «хвосте» никто не болтался, считала излишеством. Лучше спустится с дерева и облазить частный сектор в поисках провизии, чем «налегке» двигаться дальше и вконец прикончить припасы, которые неизвестно когда удастся восполнить.



Алекса Барто

Отредактировано: 03.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться