Покорить время.

Размер шрифта: - +

Глава 5

Вдовствующая княгиня Ридана, облаченная в темно-фиолетовые траурные одежды, стояла у открытого окна, всматриваясь вдаль. Чёрные волосы свободно рассыпались по плечам, тонкие губы кривятся в недовольной усмешке, ладони сжаты в кулаки. «Что ж тебе, Астор, дома-то не сиделось», - с негодованием подумала княгиня, - «ещё и девчонку с собой забрал. Но может, оно и к лучшему. Теперь никто не будет стоять у меня на пути к власти. А эти идиоты уже с риксами должны были встретиться. Все одно, не жить им». Ридана усмехнулась. Заключая брачный договор с главой её рода на младшую дочь, слывшую бесприданницей, но обладавшую поистине дьявольской красотой, князь не знал, что приданное у невесты всё же имелось. Все женщины этого рода были чёрными ведьмами и хранили немало мрачных секретов. Князя Ридана заприметила, будучи ещё в очень юном возрасте, но тот был счастливо женат и уж точно не интересовался совсем молоденькими девушками. Через пару лет княгиня подарила наместнику сына, а ещё через год трагически погибла, упав с внезапно взбесившейся лошади. Во время конной прогулки животное вдруг остановилось, захрапело, начало мотать мордой, вставать на дыбы, пытаясь избавиться от ноши. Наконец сбросив всадницу, лошадь умчалась и так и не вернулась обратно. Подозревали вмешательство колдунов, но доказать ничего не удалось. В тот год Ридане исполнилось 18 лет, и, выждав определённое время после траура, девушка постаралась почаще попадаться на глаза князю. А красота ведьмы довершила остальное. Князь обратил внимание на Ридану, и вскоре состоялась пышная свадьба. Через положенный срок у княжеской четы родился сын, названный Гереном. Воспитанный матерью, он был тем ещё интриганом. Хитрый, злобный, расчетливый, лицемерный, он не прощал окружающим ни единой ошибки, но при этом делал так, что обвинения ложились на других. В глазах отца он всегда был избалованным, немного наивным ребёнком. Герен был слабеньким чёрным магом, неспособным на сильные проклятия, сносно владел мечом и арбалетом. В случае нападения для начальной защиты знаний и умений ему бы хватило, а там и опытные воины бы появились. Княгиню это более чем устраивало. Сын являлся всего лишь орудием в грядущем пути к власти, но пока он был нужен.

Ридана довольно улыбнулась, вспомнив, как накладывала на лошадь покойной княгини проклятие. Ну что ж, Арда теперь принадлежит ей, но это только первый этап в её великих планах.

В дверь покоев княгини осторожно постучали.

- Войдите! - властно отозвалась Ридана, поворачиваясь на стук.

Дверь медленно отворилась, и в комнату робко вошел невысокий полный мужчина. Заплывшие жиром поросячьи глазки беспокойно бегали, не в силах сфокусироваться на ожидавшей женщине, пухлые пальцы нервно теребили белый кружевной платок.

- Твил, хватит дрожать! - прикрикнула княгиня. - Ты всё подготовил для ритуала?

- Да, Ваша Светлость! - поклонился вошедший. - Семейный склеп готов для погребения князя, тело уже лежит в саркофаге, осталось закрыть крышку. Глашатаи разнесли весть о смерти нашего уважаемого правителя, в Арде объявлен недельный траур. Родственники, друзья князя и слуги собрались в усыпальнице, чтобы проводить усопшего в последний путь.

- Хорошо, можешь быть свободен, - милостиво кивнула Ридана. - Я сейчас спущусь в склеп, предупреди о моем приходе.

Личный слуга княгини откланялся и поспешил удалиться, пока женщина находилась в хорошем расположении духа. Но у Риданы настроение могло поменяться за секунду, если её что-то не устраивало. А тогда можно было и в пыточную попасть, а то и хуже, стать будущей жертвой для очередного ритуала. Ридана тем временем взяла лежавшую на кровати шаль, набросила на голову и направилась в усыпальницу. Герен вместе с верховным жрецом уже ждал княгиню у саркофага с телом отца. Все остальные стояли у стен усыпальницы. Сам саркофаг находился в кругу незажженных свечей. Склеп освещали факелы, укрепленные на стенах. Княгиня приблизилась к гробу, и в ту же секунду свечи вспыхнули сами собой, а все факелы погасли. Ридана подала знак верховному жрецу, и тот, воздев руки, начал молитву, прося душу усопшего уйти за грань, оставаться в мире мёртвых и не беспокоить живых. Остальные склонили головы в знак почтения к покойному князю. Наконец жрец закончил молитву и простер руку к крышке саркофага, направляя на нее заклинание. Та поднялась в воздух и медленно опустилась на гроб, навсегда скрывая лежащее там тело. Так же жрец поднял и сам саркофаг, отправляя его на специально подготовленное возвышение. Факелы вновь зажглись, свечи потухли, и народ начал в полном молчании выходить из склепа. Последними покинули усыпальницу жрец и княгиня с сыном. Герен направился в замок, а Ридана и жрец остались на пороге. Мужчина задвинул тяжелую дверь склепа и посмотрел на застывшую княгиню. Та словно прислушивалась к чему-то, а затем сложила перед собой ладони, будто в молитве, и прикрыла глаза. Через мгновение её глаза распахнулись, явив миру абсолютную черноту. В ту же секунду поднялся ужасающий ветер, чёрные облака затянули синее небо, послышались раскаты грома. Жители Арды поспешили по домам и лавкам, чтобы спрятаться от внезапно разбушевавшейся стихии. Захлопывались ставни на окнах, задвигались засовы на дверях. Извозчики понукали испуганных лошадей, стремясь поскорее доехать до спасительных стен. А прямо перед княгиней возникла черная воронка смерча. Голос, раздавшийся оттуда, пробирал до дрожи и вызывал желание убежать куда подальше. В его потустороннем звучании слышались и призыв к добровольному уходу за грань, и сомнительные блага адского посмертия, и сладость мучений в пыточных, и воспевание гибели мира. Верховный жрец, а по совместительству один из служителей черных ведьм, с силой вдавил ладони в уши, пытаясь защититься от зова смерти. Он участвовал во многих запретных темных ритуалах, но такое встречал впервые. Княгиня же, ничуть не страшась ни смерча, ни голоса в нем, подошла ближе и протянула к стихии руку.



Ангелика Эва

Отредактировано: 04.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться