Покорность не для меня

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 11

Охрана на входе с любопытством наблюдает за тем, как мы с мальчиком сели друг напротив друга по разные стороны ворот, Лойки вывалил из рюкзака мелкую технику, артефакты и тетрадки. Мальчишка взял тетрадь, открыл ее и положил себе не колени, ручкой почесал нос и с важным видом произнес:

- Внимаю.

Смешной. Делает вид, что ничего не произошло и мы не разлучены. А и правда, чего сырость разводить. Провожу по памяти для мальчика урок, конечно, знания уже начинают подзабываться, но хоть так. Увы, в библиотеке лойра, во всяком случае, в той, что доступна женам, нет ни одного учебника по точным магическим наукам. Расставание с Лойки вышло трогательным. Мы с мальчиком соприкоснулись ладонями и кончиками носов. В местах соприкосновения сразу вспыхнула тонкая магическая преграда, что до этого была невидимой.
 

- Я завтра тоже обязательно приду. - Лойки все-таки шмыгнул носом.

- Буду ждать. Всем нашим привет передавай.

Мальчик убежал, а я всерьез начала задумываться о проявлении лояльности. Ну, потерплю одну ночь, зато вне поместья наверняка будет больше шансов сбежать.

- Айра, ты чего тут? - на крыльцо дома, к которому я как раз подошла, вышла наряженная Аниль.

- Гуляю.

- А-а. Эх, жаль, ты со мной не можешь поехать - я сейчас в ювелирный магазин и на выставку. Ювелирную. Наверняка там будет много интересных личностей. Ладно, пока.

Девушка беззаботно махнула рукой и направилась к уже прилетевшему флаю с седовласым водителем и охранником. Со спины, в ярком цветном летящем платье, с легкой походкой и развевающимися от легкого ветерка волосами Аниль напомнила мне прекрасную бабочку. Надеюсь, ей никто и никогда не сломает ее хрупкие крылышки.

Передумала заходить в дом - чего там делать? Все равно главный артефакт, похоже, запрятан излишне хорошо. После встречи с Лойки надо восстановить душевное равновесие. Ноги сами потянули меня к псарне. К щенкам. Моя лапочка - тот самый песочного цвета щенок - успел подбежать ко мне первым, облизать руки, восторженно попискивая и подставляя круглое брюшко, чтобы почесать. Трудно поверить, что вот этот малыш со временем превратится в большую поджарую собаку. Да, не удержалась, хотя хотела больше сюда не приходить. Зря - когда решила, что пора уходить, щенок стал отчаянно выть. Вот зачем я сама привязываю малыша к себе? Это неправильно.

- Берите его с собой. Я разрешаю.

Подскочила от неожиданности и обернулась к Эйнеру. Как же напугал!

- Лойр, у меня создается впечатление, что вам нечем больше заняться, кроме как следить за мной.

Супруг недовольно поморщился.

- Вы можете называть меня по имени. Раньше же предпочитали имя.

Хмыкнула.

- Скажите, а почему именно мне позволено пользоваться подобной привилегией? Насколько мне известно, вы не любите, чтобы жены к вам так обращались.

- Ни одна из моих жен… помимо вас, не знает основ высшей магиматики, не способна ограбить банк и выжить в канализации. А еще… не танцует так, как вы.

В этот раз не удержалась от смешка.

- Знаете… лойр, из ваших уст то, что вы сейчас сказали, прозвучало как признание в любви.

Эйнер прищурился, задумчиво меня оглядел и… подошел к вольеру со щенками, достав оттуда моего малыша.

- Берете или нет?

- Я не видела, чтобы в вашем доме кто-то ходил с животными.

- Я пока тоже. Отвечайте на вопрос.

- Нет.

- Хорошо, тогда я прикажу его утопить, - невозмутимо сообщил Эйнер, взял попискивающего щенка за шкирку и пошел на выход.

- Что?! Зачем? - устремилась вслед за мужем.

- Вы брать щенка не хотите, а для службы он уже не пригоден - никого из охраны слушаться не станет, поскольку привязку создал с вами и теперь будет тосковать вдали от своей старшей подруги.

Старший друг… так мы называли драконов, с которыми были связаны. Странно, очень странно.

- Не понимаю. Какая привязка? Это же обычная собака.

- Не совсем. Я проводил эксперименты над улучшением породы.

О, забыла, что нахожусь в доме ученого.

- И что это за связь такая?

- Довольно простая ментальная, я бы даже сказал, недоразвитая, связка, которую устанавливает пес с человеком, которого выберет себе в старшие друзья. Человек этой связи почти не ощущает, зато пес чувствует эмоции своего друга и частично понимает человеческую речь. Побочный эффект - эмоциональная привязка к человеку слишком сильная, так что если со старшим другом что-то случится, то пес будет тосковать, а если друг умрет, собака также умирает – у меня уже были такие случаи. Два раза был разрыв сердца сразу, а в другом – собака так скучала, что перестала есть и пить и умерла от голода.

Все это мне так знакомо. Особенно в плане тоски по ушедшему старшему другу.

- Значит... как вы это сделали? Как смогли привить собакам эти способности?

- Если я вам это расскажу, то вы точно никогда не выйдете из поместья.

Ого. С языка так и рвется вопрос о драконах, слишком уж эта привязка напоминает связи между человеком и драконом, но нельзя. Этим вопросом я выдам себя с головой.

- Стойте. Да остановитесь же! – Эйнер уже успел выйти из псарни вместе со щенком. – Вы что, серьезно решили убить щенка?

- Не люблю, когда животные мучаются. А вы? Мне проще сразу прекратить его страдания, чем издеваться. Так что?

Застыла в сомнении. Посмотрела на щенка с глазами-бусинами, мягкими большими лапами, смешно поджатым хвостиком…

- Да… наверное, все же ему не стоит мучиться, - опустила голову, чувствую себя последней дрянью, но еще одну привязку, тем более такую, я не переживу – просто уверена, к щенку я тоже сильно привяжусь – моей порванной на лоскутки душе нужна такая связь, но я боюсь. Если с тем, к кому я сильно привяжусь, что-то случится – смерть, или заберут его, это конец, полное сумасшествие.



Виктория Свободина

Отредактировано: 22.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться