Полёт бумеранга

Font size: - +

Главы 13, 14

Глава 13

За окнами вишнёвой «семёрки» Андрея промелькнул Тимирязевский пруд, и это означало, что он достиг цели – «гигантская книга» Полиграфического института предстала перед ним во всей красе.
Припарковавшись прямо напротив центрального входа, Андрей взглянул на часы и улыбнулся – с минуты на минуту Кира покажется в дверях! И он представлял, как обрадует её – покупку машины Андрей готовил как сюрприз для любимой! А потом они поедут в их будущий дом, повезут туда вещи Киры, которые он только что забрал из дома её родителей. Ведь завтра состоится их свадьба!
И чтобы скоротать время, Андрей окунулся в грёзы. Он мечтал о том, чтобы его самое заветное желание сбылось именно сегодня. Именно сегодня он понял, что больше не в силах удерживать дистанцию...
Андрей думал о Кире и ждал её, но она задерживалась...
...Кира сидела на банкетке и плакала. А девчонки, окружившие её, пытались успокоить, но тщетно.
Кира знала, что нужно остановить поток слёз, что Андрей наверняка уже ждёт её и что совершенно ни к чему выходить к нему заплаканной. Но Кира так же знала, что не сможет скоро перестать плакать, потому что чувствовала – слёзы её не только результат беседы с деканом, слёзы её – итог волнения в котором она жила последние недели. И было неизвестно, когда иссякнут слёзы...
И подготовка к свадьбе, и долгое отсутствие Андрея, и холодность, возникшая в отношениях с Оксаной – всё это волновало Киру. А сейчас! Сейчас произошло невероятное – скандал в деканате!
...Слёзы застыли в глазах Киры, как только до слуха её донёсся голос любимого.
– Что случилось? – совершенно неожиданно возле Киры появился Андрей. Он присел перед ней и обхватил ладонями замёрзшие от волнения пальчики. – Что с тобой, Кир?
– Ничего, – замотала она головой.
– Как это – ничего? – тут же возмутились стоящие рядом девушки.
Они сочувствовали Кире, жалели её и даже хотели идти в деканат, чтобы защитить, но Кира им не позволила. Она не хотела, чтобы ещё и у девчонок были неприятности.
Но сейчас, когда появился Андрей, одногруппницы молчать не стали – кто же лучше всех заступится за Киру, как не будущий муж?! И Андрей узнал, что состоялась совершенно отвратительная беседа между деканом факультета и студенткой Серовой. Да это и беседой-то назвать нельзя было – декан отчитал Киру за аморальное поведение.
– Кто-то накатал «телегу» в деканат!
– И в комитет комсомола!
– Интересно, что за сволочь посмела устроить такую гадость?!
– С ума сойти! Кира и аморальное поведение несовместимы!
– У кого ума-то хватило!
– Это кто-то нарочно сделал! Специально перед свадьбой!
Из обрушившегося на Андрея потока девичьих эмоций он всё же смог выбрать главное – Киру вызывали в деканат из-за поступившего письма и обвинили в распущенности.
– Я пойду, побеседую с деканом, – Андрей сжал дрожащие пальчики Киры.
– Не надо, Андрюш! – глаза Киры наполнились страхом. Она боялась, что его вмешательство только ухудшит положение – декан вынес ей строгий выговор, благо, в устной форме.
Но одногруппницы буквально в один голос поддержали Андрея.
– Нет, не надо, – Кира ухватилась за плечо Андрея, в надежде удержать его.
– Не волнуйся, я не собираюсь с ним драться, – прошептал Андрей и осторожно поцеловал её побледневшую щёку. – Ты будто в море искупалась...
Он вытер заплаканное лицо любимой. А потом вручил ей платок и улыбнулся.
Зажав носовой платок в побелевших пальцах, Кира смотрела вслед удалявшемуся Андрею...
...Андрей же, как только оказался в кабинете декана, сразу же решил, что действовать нужно с помощью имеющегося у него «золотого ключика». И не стесняться с этим человеком, глаза которого говорили, что удостоверение красного цвета с вытесненными словами «МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ СССР» подействовало на него безотказно.
– Добрый день, – Андрей раскрыл перед деканом удостоверение.
– Здравствуйте... – глаза декана изумлённо забегали с надписи «капитан» на лицо владельца этого звания.
– Я по поводу Серовой Киры Николаевны, – сказал Андрей, убирая свой документ. – Вы не могли бы объяснить, что за проблемы вдруг возникли?
– Понимаете ли!..
– Я – её жених, – пояснил Андрей. – У нас завтра свадьба.
– Да, в общем-то... – мужчина замялся и положил ладонь на личное дело Киры, всё ещё лежащее на его столе. – Знаете ли, глупая анонимка, но... Но я обязан отреагировать на сигнал... А тем более и в комсомольскую организацию пришло такое же письмо.
– Я могу взглянуть на это послание?
– Да, пожалуйста, – декан протянул ему папку с личным делом, в котором лежала присланная бумага. И уважительно посмотрел на Андрея.
Этот молодой мужчина с первых секунд общения покорил декана решительностью и мужественностью. Да ещё он оказался капитаном Министерства Обороны...
И декану стало как-то не по себе. Ведь он разговаривал с Кирой крайне надменно и строго. И начал с того, что отчитал её за внешний вид – на фотографии, вклеенной в личное дело, Кира была с косой, а сейчас...
... – Я не удивляюсь, почему поступил тревожный сигнал в ваш адрес, Серова! За крайне короткий срок внешне вы изменились до неузнаваемости, что же говорить о вашем внутреннем мире! Поступили в институт и взрослой себя почувствовали, да?!
А потом декан прочёл лекцию о нравственном облике комсомольца и о несоответствии этого облика с внешностью и поведением студентки Серовой. И ещё. Руководитель кафедры объявил Кире, что не удивлён поступившему письму: вполне вероятно, что всё написанное – правда! – «А что ещё можно ждать от такой красивой девушки!?»
По его словам правдой было то, что Кира вступила в незаконные отношения с мужчиной. И сей факт не волновал бы автора письма, если бы эта связь не выносилась на всеобщее обозрение. Но ведь этот мужчина часто встречает студентку Серову возле здания института, и они демонстрируют всем свою связь, тем самым, разрушая моральные устои видящих это безобразие студентов.
Декан вынес Кире устное предупреждение и объявил, что взял этот факт на контроль.
...А что же оказалось?
Оказалось, что мужчина этот – жених Серовой, да тем более капитан Министерства Обороны!
«Так о какой порочной связи может идти речь? – размышлял декан, глядя на Андрея, такого серьёзного и подтянутого. – Несомненно, всё написанное – плод зависти, тем более письмо анонимное! Наверняка он лишь целовал её при встрече, только и всего... Видно же, что он человек серьёзный. Да, это просто кляуза завистника!»
– Я думаю, устранить это недоразумение не составит особого труда, – улыбнулся декан.
– Я тоже так считаю, – Андрей вернул личное дело Киры. – И надеюсь, вы больше не будете волновать по пустякам мою жену, если подобное вдруг повторится?
– Конечно! Да мало ли завистников! – закивал декан. Проблемы с Министерством Обороны ему были ни к чему: ведь наверняка у этого человека имеются влиятельные связи, раз он стал капитаном в довольно молодом возрасте. – Уверяю вас, беспокоиться не о чем! И с секретарём комсомольской организации я лично решу этот вопрос.
– Буду вам очень признателен, – Андрей протянул декану руку. Он знал, какими неприятностями иногда оборачиваются подобные анонимки. – Всего доброго!
– До свидания, – декан поразился столь мощному рукопожатию, но постарался не выдать своего удивления. – Передавайте поздравления Кире Николаевне и... извините за доставленные волнения. Сами понимаете...
Андрей кивнул и покинул кабинет. Его сейчас даже не столько волновало, кто мог устроить такую подлость, как беспокоило душевное состояние Киры...

* * *

Дорога от института до их дома на Большой Академической улице заняла не больше пяти минут. Но даже за этот короткий промежуток времени Кира смогла успокоиться: она почувствовала, что ей ничего не угрожает, как только Андрей вернулся от декана с приветливой улыбкой. Невероятно, но Андрей уладил и эту проблему.
Шторм затих. И им осталось только доплыть по морю счастья до острова под названием «Семейная жизнь».
– Кир, ты заметила, мы в своей машине едем!
Она кивнула и со смущённой улыбкой посмотрела на Андрея.
– И как тебе?
– Мне неловко…
– Ох, Кира, Кира…
– Машина здоровская, конечно! Я и не знала, что ты водить умеешь! Андрюш, какой же ты…
– Какой?
– Как их сказки.
Поднимаясь на этаж, Андрей посматривал на Киру: она уже не плакала, но всё же оставалась бледна. И Андрей понимал, что только он может укрепить душевное состояние Киры. Андрей понимал, что слишком много переживаний обрушилось на неё всего лишь в восемнадцать лет.
Волновалась Кира ещё и потому, что была слишком доверчива и наивна. А неразборчивые отношения бывших одноклассников, смятение, которое вызвал в ней Базанов, и разрыв с Оксаной не на шутку разволновали Киру, потому что шли вразрез с её принципами.
Всё произошедшее выбило её из привычной колеи. И лишь возле Андрея Кира ощущала уверенность и покой. И Андрей, понимающий всю серьёзность происходящего, не только словами, но и поступками оберегал Киру.
Андрей очень любил её, наивную и доверчивую, а поэтому ещё более дорогую и желанную. Андрей очень любил её и был уверен в своих силах: он знал, что сможет сделать Киру счастливой, сделать их жизнь спокойной и надёжной...
...Квартира встретила Киру и Андрея неожиданной тишиной.
Оказалось, что соседка их, тётя Даша, уже открыла дачный сезон и уехала из города до октября. О чём и сообщала в записке, оставленной на кухонном столе. А ещё будущие молодожёны обнаружили открытку с поздравлениями ко дню свадьбы и подарок – плетёную хлебницу, которую женщина наполнила шоколадными конфетами. Тётя Даша уже успела немного изучить вкусы своих соседей и не ошиблась с подарком.
В отличие от вредной старухи-соседки Оксаны Скирко, тётя Даша была приветливой и миловидной пожилой женщиной, с которой Кира без труда подружилась. Когда Андрей познакомил их, стало сразу понятно, что они поладят.
Андрей вручил Кире ключи от их будущего дома, и она принялась потихоньку обустраиваться. Сначала она просто приходила, сидела в комнате, привыкая к новому жилищу. Приносила кое-что из приданого, которое для неё приготовила мама. С тётей Дашей они несколько раз прогуливались до хозяйственного магазина, где Кира покупала кое-что из посуды…
Квартира встретила Киру и Андрея приветливой тишиной.
Кира обожала их комнату, которую заполняла старинная деревянная мебель, доставшаяся Андрею от бабушки. Кира сразу же полюбила и массивный шкаф, и элегантный буфет, и приветливый круглый стол, и важничавшие стулья, и деловитый комод, и добротную кровать... И не хотела менять её на современную мебель. В такой обстановке жил воздух, насыщенный покоем. Покоем, который был так необходим Кире...
А ещё квартира встретила Киру и Андрея тишиной намагниченной.
Эта тишина окончательно успокоила её. Андрей же почувствовал, с какой невероятной силой его тянет к любимой.
Андрей помогал Кире развешивать одежду в шкафу и нечаянные соприкосновения их рук, словно наэлектризовывали мужчину, усиливая желание.
Кира укладывала бельё в комод и движение складок платья, под которым пряталось её прекрасное тело, волновало Андрея. Он не в силах был оторвать взгляда от своей невесты.
А потом они решили застелить постель, чтобы не заниматься этим завтра, по возвращении с торжества. И благо, кровать была широкой и не позволяла ему дотянуться до любимой... Кира, стоящая с противоположной стороны, кружила Андрею голову. Обычные действия казались в намагниченном воздухе прекрасным танцем любви...
...А когда на покрывале были расправлены последние складочки, Кира вздохнула, улыбнулась, и подошла к окну. Зелёные листочки, радовавшиеся жизни, дарованной им весной, приветливо взмахнули своей тонкостью Кире. Листочки словно отгоняли от неё волнительные думы о предстоящей брачной ночи, всколыхнувшиеся сейчас в её душе.
Андрей неслышно подошёл к Кире сзади и обнял, ощутив стройность и хрупкость её спинки. И тут же на него нахлынули воспоминания об их невинной ночи – они просто спали вместе, но ощущение первого соприкосновения их тел Андрей запомнил навсегда. А сейчас Кира была невероятно желанна и... близка как никогда.
– Я люблю тебя...
Руки мужчины ещё плотнее обхватили талию Киры. А губы его неспешно, наслаждаясь нежностью её кожи, скользили по шее.
– И я люблю тебя...
Руки Киры обвили шею Андрея, словно гибкий росток незыблемый ствол. Она запрокинула голову, улыбнулась ему, и губы её приоткрылись в ожидании поцелуя.
Поцелуй их был осторожным, их губы едва соприкасались, отчего страсть Андрея вспыхнула ярким пламенем, свет которого ослепил его разум. Киру же столь нежный поцелуй убеждал в надёжности предстоящего счастья.
Огонь страсти, горящий в Андрее, Кира почувствовала, когда его ласковые руки коснулись её груди и осторожно сжали...
И тут же Кира застыла: наслаждение отступило, уступая место беспокойству.
– Андрюш... – Кира повернулась к нему. – Андрюшенька...
– Я люблю тебя, – Андрей целовал её всё настойчивее. – Очень люблю...
Но Кира сейчас ничего не воспринимала – ни ласку, ни страсть. Всё существо её подчинилось страху, рождённому недавно полученными знаниями. В последнее время девушки из группы, видимо из-за предстоящей свадьбы Киры, часто заводили разговоры об отношениях между мужчиной и женщиной, о семейной жизни. Девушки болтали между собой, но сейчас оказалось, что Кира помнила все их разговоры...
– Андрей, – Кира даже попробовала отстраниться от него.
Андрей же с нарастающим желанием покрывал поцелуями всё, неприкрытое лёгкой тканью платья. И возбуждался больше и больше – платье Киры было воздушным и открытым, но вместе с тем позволяло держать её тело в строгости. Платье будто дразнило Андрея.
– Андрюш, у нас же завтра свадьба.
Кира пыталась остановить его, чтобы заглянуть в глаза любимого. Она не сомневалась, что он поймёт её. Просто неожиданная приветливость намагниченной тишины квартиры так подействовала на Андрея.
– Конечно, завтра наша свадьба, – ответил Андрей, не отрываясь от Киры.
– Давай подождём до завтра... Пожалуйста...
Андрей замер. И только тогда почувствовал, как напряжена Кира. И даже напугана.
– Почему, Кирюш? – Андрей коснулся её красивых светло-русых волос. – Ты не доверяешь мне?..
Андрей не ожидал такого поворота. Ведь совсем недавно Кира готова была стать его – но тогда действительно время для их близости ещё не настало. Сегодняшний же день показался Андрею невероятно подходящим для их соединения...
– Ты мне не доверяешь? – повторил он, очень обеспокоенный её поведением. – Что случилось, Кирюш?..
– Я очень люблю тебя... И хочу быть с тобой, но...
– Что?
– Ведь свадьба завтра!
Андрей помотал головой и пожал плечами, он совершенно не понимал Киру.
Кира смущённо, но в то же время и с оттенком удивления посмотрела на Андрея: ей казалось странным, что он не понимает её. Может быть, возбуждение мешает ему сообразить, в чём дело?
Кира вздохнула и присела на кровать: она спрятала порозовевшее от смущения лицо в ладони...
Андрей сел возле неё. Он недоумевал и ждал объяснения. Если Кира не сомневается в нём, то, что же помешало им? Никогда бы Андрей не подумал, что для Киры формальность может оказаться важнее любви.
– Понимаешь... – проговорила Кира, преодолевая смущение. – Как же я тогда завтра буду?..
– Что – будешь? – Андрей провёл ладонью по спине Киры и даже почувствовал, как она вздрагивает. – Ты боишься?..
– Нет... Просто... – Кира обняла Андрея. И решившись, прошептала ему на ухо: – Завтра почти весь день придётся провести на ногах, а после первого раза даже и стоять-то нелегко, не то, что ходить... И ещё... Даже может открыться кровотечение... Как тогда... целый день? Понимаешь?
Кира, сказав всё это любимому, почувствовала, что щёки её запылали ещё сильнее. И она крепче обняла его.
– Не волнуйся, Кирюш...
Андрей поглаживал Киру по спинке, успокаивая. Ему было очень жаль, что на неё обрушилось слишком много волнений за последние недели – мало ей было переживаний из-за разрыва с подругой и беспокойств в ожидании свадьбы. Так ещё и предстоящие сексуальные отношения тревожили её.
Кира слушала, как стучит сердце Андрея, и успокаивалась. Ритмичные удары любящего сердца угомонили раскрасневшиеся щёки и уняли дрожь. И Кира, наконец, осмелилась взглянуть на Андрея.
Андрей улыбался. Он-то прекрасно знал, что беспокоиться любимой не о чем!
– Ты не представляешь, как я люблю тебя, моё сокровище...



Ольга Шарипова

Edited: 30.06.2017

Add to Library


Complain