Полет для попаданки

Размер шрифта: - +

Глава 3

Глава 3

Великая Дикая степь. Оазис племени Карами.

Ненавижу, когда жизнь пытается запихнуть меня в рамки из которых не вырваться! Все свои двадцать девять лет пыталась не давать этой своевольной заразе поступать со мной, как с объектом для очередных экспериментов. Уж не знаю кому сказать спасибо за мой характер: Дарвиновскому естественному отбору или Гумилевской пассионарности. Но упорства в том, чтобы поступить по своему, мне было не занимать. Меня ставили перед фактом, а я выкручивалась, усердно себя намыливая, чтобы половчее выскользнуть. Порой даже вопреки здравому смыслу, на одних инстинктах и воле. И самое обидное, ослиное упрямство, что с детских лет мной двигало, далеко не всегда было оправдано. Будь я более гибкой, то массы неприятностей могла бы и избежать. Осознавать досадно, но факт. Здоровый прагматизм, пусть хотя бы в зачаточном состоянии, стал проявляться лишь после моего героического идиотизма, именно так пафосно можно назвать патриотическое путешествие в одну очень южную и очень горячую точку и то просветление случилось далеко не сразу. А ещё точнее, в моей голове стали происходить некоторые сдвиги, лишь после трех суток беспрерывного врачебного подвига под нескончаемым обстрелом. Помню как падали от усталости мои коллеги, бесконечный, идущий фоном вой раненых, изуродованные тела и запах... Последний просто въелся в тело и душу и, думаю, будет преследовать меня вечно. Запах пороха, крови, медикаментов и человеческого страха. А во мне словно скрытый механизм включился, превращая в хорошо отлаженный инструмент, которым, как ни странно, руководило все тоже пресловутое упрямство. И ещё азарт. Острое нежелание отдавать этой стерве-судьбе попавшую мне в руки жизнь и неважно чью, просто я не могла позволить совокупности чужой жадности, глупости и нелепого случая оборвать это великое чудо именуемое БЫТИЕ.

Ах, как же мы его не ценим в повседневности! Но, поверьте, в полевом госпитале, под гул взрывов и горечь ужаса, под крики раненых и отчаяние умирающих, именно тогда так сильно хотелось ЖИТЬ. И моим пациентам, да и мне самой.

Не знаю, что там на своё везение жаловался господин маг, его историю мне ещё только предстоит узнать, но моя планида оказалась на редкость неприятной, хотя, надо отдать должное, интересной! Так что не ноем, Истомина, а осваиваем этот дивный мир, который хоть тебя и не спрашивал о согласии, но, похоже, не отстанет. И играть тебе по его правилам, по крайней мере пока не найдешь в них слабые места и не сумеешь это знание использовать для своей пользы. Вот тогда-то и проявишь своё извечное упорство в умении сделать по своему. А пока следуем заветами Ильича: учиться, учиться и ещё раз учиться! Раз уж сказано, что драконицей мне быть, то придется. И как всегда, синдром отличницы сыграет свою роль, а стало быть ты сделаешь всё в лучшем виде. По другому просто не умеешь. А взбрыкнуть ты сможешь уже потом. Ну, примерно как после войны и возвращения, когда вместо блестящей карьеры, что тебе прочили, ты умотала в несусветную глушь и при этом демонически улыбалась. Правда потом нашла сама себе оправдание и решительно превратила провинциальное существование в тихий омут, где твои черти затаились и притихли в напряженном ожидании. И ведь вроде все было отлично... Так что давай, дорогая, у тебя есть все шансы повторить этот опупительный поступок.

Вот сейчас один загадочный некромант как откроет в тебе все чакры, как превратит тебя за пару дней в супер женщину! Вот тогда мы всех в лёгкую победим и сможем снова чего-нибудь отчудить, ибо чудные на всю голову. Этого не истребить и смена мира не спасет! НИКОГО! А может и усугубит.

– Анна, я кажется просил расслабиться и пытаться отыскать внутренние магические силовые линии, – вытащил меня из стремительно скачущего мыслительного потока язвительный голос. – С тебя сейчас можно писать картину с каким-нибудь эпическим сюжетом и названием «Незадолго до гибели мира».Уж больно у тебя злорадно-предвкушающее выражение на лице!

Я распахнула глаза и посмотрела на моего гуру.

– А я не виновата! Это всё острая никотиновая недостаточность, – вздохнула я, – Я же рассказывала про свой мир...

Да, дурные привычки – эта та пакость которая порой позволяет нам малодушно мириться с действительностью. А в этом огромном и таком разнообразном на флору мире не нашлось ничего похожего на табак! А я спрашивала! Я так ныла, что Айвен даже обещал навести справки у магов земли. Потому как нерадивая, но изобретательная на шантаж ученица уверяла, что именно в этом и корень зла! Я вообще умею находить аргументы, когда мне чего-то действительно приспичит. Да только, похоже, я быстрее пройду тяжкий период отмены и ломки, чем тут появятся сигареты... Эх, грехи наши тяжкие!

А с учебой и правда пока у нас было далеко не всё так радостно, как хотелось бы. Уважаемый магистр, конечно, старательно впихивал в мою голову теорию и всё твердил о том, что я должна почувствовать свой дар. Вот тут-то и случился глобальный облом. Сколько я не пробовала—результат нулевой! Я-то не сильно расстраивалась, а вот маг явно нервничал. Мне же с лихвой пока хватало усиленного вводного курса по миру Летты—так называлась эта планета, которая очень напоминала Землю, что наводило на мысли о параллельной вселенной, даже континент на котором и располагалась Империя Драгос был по размеру, да и расположением относительно экватора, близок к Евразии. Единственное, климат помягче, разве что север принадлежащий Ледяным, был схож с нашей Сибирью, а вот чего-то похожего на тундру тут вовсе не наблюдалось, как и совсем уж пустынь с песками и полным отсутствием воды, только жаркие степи. Зато остальная часть планеты была и вовсе не исследована, чему я искренне удивлялась поначалу. Но, как выяснилось, вся беда таилась именно в океане, который оказался непреодолим препятствием на пути путешественников, из-за непредсказуемой погоды и неведомых опасностей, что он таил в своих глубинах. Суда исчезали, а рискнувшие на полёт ящеры ломали крылья в гигантских воронках и гибли, либо вынуждены были вернуться. Шторма и водяные смерчи не оставляли шанса. Совокупность всех этих бедствий и не позволяла исследователям путешествовать, даже сильнейшим этого мира – драконам. Пока клан Воды существовал, море усмиряли и продвигались постепенно вглубь, но период этот оказался очень коротким и после даже с теми, кто когда-то уплыл на дальние острова связь была потеряна. Драконы Воды больше их не защищали и люди побережья и близлежащих островов занимались рыболовством и мореплаванием теперь только в прибрежной зоне – это было относительно безопасно. Хотя нынче всё изменилось... И это была одна из причин моего удивительного появления в этом мире.



Татьяна Герас

Отредактировано: 30.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться