Полет для попаданки

Размер шрифта: - +

Глава 9

Глава 9

Великая Дикая степь. Оазис племени Карами.

Анна Истомина.

Вот мне даже любопытно, что это за методы шокового внесения изменений в мою жизнь? Нет, ну правда, господа? Ну, сколько можно приходить в себя после абсолютно диких событий, тупо пытаясь продраться сквозь пелену в мыслях и барабанную дробь, которую отбивает в твоих мозгах некий полк военных барабанщиков?

А поговорить? А пояснить, мол, Аня, ты ведь умница, всё поймешь и простишь! И разумеется, не откажешься, чтобы мы тут всласть над тобой поглумились. Конечно же, это ведь только вселенской гармонии для, а не абы сомнительного удовольствия посмотреть на твои мучения.

Вот что-то последнему тезису не слишком верилось.

Не, не аргумент. Особенно именно сейчас, когда к старательным ребятам орудующим деревянными палочками в моей голове, присоединилась ещё и хорошо сыгранная группа волынщиков. Если к ним подтянутся бравые ирландские морячки и исполнят хорнпайп, отстукивая тяжелыми ботинками четкий ритм, то меня уже не спасти.

Господи, как же мне плохо! Настолько, что я веду увлекательные дискуссии сама с собой, потому как открыть глаза и высказаться вслух просто не могу, ввиду отсутствия в наличии такой функции. Пока! Но это дело времени, видят боги, мне есть что выдать некоторым высокородным Леди. И, да простит меня моя мама Лена, но в выражениях я стесняться не намерена.

Внутри закипает вулкан возмущения, готовый выплеснуться на голову обидчицы, но тело пока наотрез отказывается подчиняться. Хотя, надо отдать должное, лежит это самое тело пусть пока и непонятно где, но довольно комфортно устроенное, ему тепло, уютно и одеялко вроде даже с подогревом... Кстати, откуда бы? Но, как только ненормальные шотландцы вкупе с неутомимыми барабанщиками неизвестной армии соизволят завершить показательные выступления в моем мозге, я непременно во всём разберусь. А пока притворяюсь мертвенькой и жду улучшений.

Терпение, конечно, не самая моя сильная черта, но уж коли приходится...

Откуда-то снаружи сквозь слегка затихающую боль до сознания стали доноситься и посторонние звуки. А точнее голоса. И я даже начала различать отдельные слова, которые с трудом, но складывались во фразы и обретали смысл.

– … неизвестно чем это закончится... – Это точно голос магистра Айвена. Он звенит, как натянутая струна, сдерживая волнение.

– Только бы очнулась скорее... Он не подпускает ни тебя, ни меня. Светлые драконы!

Слышится чей-то сдавленный всхлип и какие-то шорохи. Заинтересовавшись происходящим, я и не замечаю, что мой мир потихоньку перестает быть адским котлом в котором меня варили.

– Ну, всё! Всё, Эви! Перестань... – раздается встревоженный шепот Айвена. Похоже магистр успокаивает эту, ещё недавно казавшуюся мне сделанной из железа, Леди.

– Я боюсь надеяться, Айв. Надежда – это сестра Веры и мать Бездействия. А ещё—путь к отчаянию, когда она не оправдывается...

Слыша этот немного странный диалог, я чувствую себя неловко. Словно невольно подслушала что-то очень личное. Что же происходит-то? Любопытство отодвигает злость на второй план, а моё извечное сочувствие, хоть и непонятному, но явно терзающему душу женщины горю, выступает вперед. Осторожно приоткрываю глаза и...

...И каким-то чудом умудряюсь подавить в себе крик. Спасибо моей замечательной памяти и многолетней выдержке врача, иначе получилось бы ...грустно.

Прямо над моими, подозреваю, что очень круглыми от удивления и (чего уж врать) изрядной толики испуга, глазами, зависла огромная чешуйчатая морда. Большие черные глазища смотрели на меня очень внимательно. Если бы не чуть более светлая сеточка радужки, то слегка вытянутый зрачок совсем потерялся бы, но отблеск факела играл в нём, придавая глубину. Красивые глаза у Гелла. Хотя я ведь особо и не рассматривала других. Да и лежать спеленатой мягкими и теплыми за ощупь крыльями гигантского ящера, оказывается очень приятно.

Боги-боги, о чем думаю? Как я вообще оказалась здесь и почему не в своей постели или хотя бы в помещении? То, как одна дама влезла ко мне в голову я, разумеется, помнила, но это не объяснение! Очередной шок подстегнул мои силы и я поняла, что просто мечтаю о исполнении простых человеческих потребностей. Притом о тех, что по идее, должны противоречить друг другу, как, к примеру, жажда и посещение туалета. Да и желудок напомнил о себе голодными спазмами. Продолжаю смотреть на дракона и набравшись храбрости произношу:

– Гелл, ты не мог бы меня отпустить? – как же хрипло звучит мой голос. Но это жалобное шелестение прозвучало словно гром среди ясного неба. В поле моего зрения мгновенно нарисовались магистр и виновница моих бед. Их лица были бледными и встревоженными, но на меня они бросили лишь мимолетный взгляд. Всё их внимание было приковано к дракону. Я даже обиделась! А вот Гелл меня удивил. Он слегка повернул вбок голову, будто присматриваясь ко мне, а после резко рыкнул на присутствующих, отчего Леди и маг отшатнулись, а после очень бережно поставил меня на ноги, продолжая окружать крыльями и нависая надо мной, словно крепостной стеной прикрывая от всего мира. Именно это странное и неожиданное чувство защищенности на какой-то миг окутало меня, помимо воли рассудка. Теплое, словно мама Лена вернулась и спрятала маленькую Анечку от тягот мирских.

Я тряхнула головой, прогоняю ненужные и неуместные мысли и сделала шаг вперед. Мои пальцы ложатся на теплые кожистые складки. Аккуратно раздвигаю крылья руками, словно вход у палатки, и по-возможности вежливо бормочу:

– Спасибо, Гелл, я дальше справлюсь. Мне не причинят вреда, – ага, ещё бы самой в это верить. Что-то мне уже не кажется, что мне ничего на самом деле не грозит. Но удивительному, хоть и искалеченному дракону, мне отчего-то не хотелось своей неуверенностью внушать опасения или, не приведи светлые силы, провоцировать на агрессию. И вообще, с чего он вдруг меня взялся защищать? А ведь ни чем иным это и быть не могло...



Татьяна Герас

Отредактировано: 30.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться