Полёт феникса

Глава 21

Сквозь окно, пробрался солнечный лучик и запрыгал у неё на лице. Эллис открыла глаза и поняла, что кошмарный сон закончился, и наступило утро, проснулся новый день. Она, потягиваясь, вспомнила свой сон и повернулась в постели, чтобы встать, но, увидев рядом с собой спящего Рэя, похолодела и окончательно убедилась, что это был вовсе не сон. Она тихо встала и бесшумно вышла из комнаты.

Эллис была не просто подавлена тем, что случилось вчера ночью – её тошнило от отвращения при каждом вздохе. При мысли о том, что Рэй теперь может делать с ней что захочет – её бросало в дрожь и хотелось кричать от отчаяния. Она сидела на кухне и медленно пила горячий чай, приходя в себя. Рэй появился рядом незаметно, он внимательно посмотрел на неё и опустился перед ней на корточки:

- Знай, я больше не собираюсь заставлять тебя силой. Я скоро улечу, и это останется мне на память, – он усмехнулся и встал.

Она громко поставила чашку на стол и вышла, не сказав ему ни слова. У неё просто не было для него слов, он растоптал её гордость и самоуважение.

Несколько дней подряд Рэй уходил рано и поздно возвращался и всё это время Эллис и Ник сидели взаперти. Эллис постоянно размышляла над тем, что произошло за последние месяцы:

« конечно Рэй чудовищный негодяй, вражеский шпион, но с другой стороны он спас Ника и ни разу не обидел моего ребёнка, а это уже много значит. От самого последнего человека иногда можно дождаться доброго дела, но то, что он сделал несколько дней назад - не умещается у меня в голове!»

Интуиция подсказывала ей, что если бы он, таким образом, хотел досадить ей и Данасу, то он бы поступил иначе, страшнее, он мог бы просто жестоко изнасиловать её. Эллис  сбивала с толку его дурацкая нежность в ту ночь. Внутренний голос шептал ей, что дело тут совсем в другом, она боялась себе признаться в том, что Рэй мог просто влюбиться в неё, по-своему конечно, насколько ему позволяла его природа яшвара. Эллис утешала себя только одной мыслью, что скоро он исчезнет из её жизни. Правда, чтобы прийти в себя после всего этого понадобиться гораздо больше времени, чем они провели здесь в Денвере. В душе она продолжала надеяться на то, что Данас жив, но теперь после всего, что случилось, она не знала, как поступит Данас, когда вернётся. Она думала об этом постоянно, даже ночью не в силах уснуть. Вместе со сном пропал и аппетит, она стала бледной, и большие серо-зеленые глаза потухли.

 

В крайних пределах галактики, патрульный засёк слабые сигналы бедствия, он приблизился к потоку астероидных обломков и сигналы стали чётче. Патрульный ответил и, наконец, установил контакт с потерпевшим кораблём.

Сид ворвался в капитанскую рубку:

- Нас засекли! Есть контакт с патрульным крейсером!

- Давай его сюда, я доложу обстановку! – спохватился капитан.

После двадцатиминутного обсуждения сложившейся ситуации, было решено, что на помощь к ним, с ближайшей станции выйдет грузовой спасательный корабль, но на месте он будет только через несколько дней. А пока патрульный всё это время будет оставаться на связи, чтобы не потерять блуждающий астероид.

Наконец-то в команде «Галата» ощутился подъём, они почти были дома, оставалось только туда добраться.

- Не надо настраиваться на очень быстрое возращение. Нас наверняка посадят на Луну, на карантинную станцию, уж слишком долго мы болтались в космосе, – заметил капитан Нэм.

- По крайней мере, оттуда можно будет сообщить домой о нашем возвращении, – сказал повеселевший Дейн.

Всё вышло так, как и предсказывал капитан. Через пару дней пришел спасательный корабль,  подобрал команду и взял на буксир пострадавший «Галат-12». Дальше их ожидал путь домой, но прежде трехдневный карантин на Луне. Как только они прибыли на карантинную станцию, Данас уловил момент и поспешил отправить сообщение для Эллис, что с ним всё в порядке, но ответа не последовало. В первый раз он не обратил на это внимание, но когда он и в третий раз отправив сообщение, не получил ответа, тогда Данас серьёзно заволновался.

Кирби увидел возвращающегося хмурого Дейна:

- Что-то не так, Данас? – осторожно спросил он.

- Не знаю, нет ответа. Целый день ничего.

- Может, их нет дома, ушли в гости, – предположил Торес.

- Если бы это было так, она бы оставила сообщение на автоответчике, – проговорил расстроенный Данас и посмотрел через иллюминатор на Землю. Она была совсем близко, но, тем не менее, у него не было мысленного контакта ни с сыном, ни с женой. Каким-то неизвестным ему способом канал был закрыт полностью, и это тревожило Данаса больше всего, так бывает только когда люди мертвы или их закрывает кто-то с очень сильным потенциалом телекинеза.

Он смотрел на Землю, а Эллис, гуляя вечером с Ником, смотрела на Луну. Они вышли на воздух впервые за несколько дней заточения. Сегодня на Рэя подействовали не сколько уговоры Ника, сколько неестественная бледность Эллис.

Они долго бродили по улицам, пока не стемнело, и на небе не показалась круглая Луна и яркая россыпь звёзд. Эллис больше всего обожала такое небо. Она стояла, подняв голову, и смотрела в него не отрываясь, минут пятнадцать. Эллис не обернулась даже когда к ней подошел Рэй и встал рядом с ней. Он помолчал немного, наблюдая за ней, а потом заговорил:



Лаванда Риз

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться