Полет любви

Размер шрифта: - +

Глава 19

*Слава*

Какое-то время я ощущал себя вне времени и пространства, было такое ощущение, что я вроде бы жив, но вроде бы мертв. Я помню, как ко мне приходила мама, ее голос я не спутаю ни с чьим, она постоянно рассказывала мне о том, что происходит вне стен больницы, а еще она часто упоминала девушку с именем Настя, таким, казалось бы, простым, но оно было мне очень родным, я чувствовал трепет, когда слышал его, а когда кто-нибудь говорил мне, что с ней что-то не так, я начинал переживать.

Странно, почему человек, которого я не знал вызывал у меня таки чувства? Однако, последнее, что я помню перед своим пробуждением, это то, как со мной разговаривал какой-то незнакомый парень, он очень хотел, чтобы я очнулся, потому что Насте нужна помощь. Я не хотел подчиняться, но мое сердце стало чаще биться и я очнулся.

Первое, что я увидел – дикая суматоха в моей палате, а возле моей кушетки сидел какой-то парень, думаю, что это он со мной говорил. Но внезапно парень встал и вышел из палаты, не проронив ни слова, а я так  остался лежать под присмотром врачей.

Врач начал меня расспрашивать, я терпеливо отвечал на все вопросы, правда, по большей части, это были слова «не помню», потому что о чем бы я не пытался думать, я ничего не вспоминал, а самым сложным для меня стал вопрос:

- Кто такая Настя? – я долго не мог сообразить, что же мне ответить на этот вопрос, так как никаких девушек с именем Настя я не помнил.

- Я не помню, - будем честными, да, эта Настя вызывает во мне непонятный трепет, но я ее абсолютно не помню.

- Так, а какое сегодня число? – врач, ясное дело, что-то заподозрил.

- Я не помню…

- Може быть вы помните причину попадания в больницу? – чего он пристал? Не помню я ничего!

- Не помню…

- Значит, так, Станислав, завтра пойдете на МРТ головного мозга, а сейчас ложитесь и отдыхайте.

- Хорошо…

Интересно, кто такая эта Настя? Почему у меня внутри все переворачивается от этого имени? Почему я в больнице? Сколько я здесь? Нет ни одного ответа, зато вопросов очень много.

Примерно через час ко мне зашла медсестра и включила телевизор, там были новости, не скажу, что мне понравилось их смотреть, но это все же лучше, чем просто лежать. Кстати, благодаря телевизору, я узнал, какое сегодня число: 15 сентября 2011 года. Хотя, если честно, мне это абсолютно ничего не дало.

На следующий день выяснилась еще одна неприятная ситуация: я не смог встать. Врач сразу же выкатил откуда-то коляску и меня посадили на нее. Стоп. Я что? Теперь инвалид??? Нет, так не пойдет!

- Но, почему я не смог встать? – я недоумевал от происходящего.

- Это связано с тем, что вы находились три месяца в коме, и последствия аварии дали о себе знать, - врач говорил так, как будто ничего страшного не произошло, а меня это взбесило! Да как он может говорить так спокойно! Я не знаю, смогу ли встать на ноги, а ему как будто все равно на это!

Сказать я, правда, ничего не успел, так как меня завезли в кабинет для проведения МРТ. Мне помогли лечь на специальный стол, потом подвинули меня к круглому отверстию, и исследовали мой головной мозг. Для этого не потребовалось много времени, а вскоре у врача в руках был снимок моего головного мозга.

- Ваша амнезия объясняется тем, что у вас нарушения в коре головного мозга, однако, это исправимо, достаточно поместит вас в какую-то очень знакомую среду, но выписать мы вас не можем так быстро.

- И сколько мне здесь еще быть?

- Не меньше месяца, все зависит от вашего самочувствия.

Я только и смог, что вздохнуть, а врач повез меня в палату. Мне совершенно не нравится такой вердикт, мало того, что я ходить не могу, еще и амнезия, а к ней прибавляется долгое лежание в больнице.

В палате меня ждал сюрприз: приехала мама. Она единственная, кого я однозначно помню, однако, мама была, мягко говоря, в шоке, когда увидела, что я в коляске. Скажу больше: мама потеряла сознание после этого неприятного зрелища, поэтому врач быстро побежал за нашатырем.

Вскоре маму привели в чувство, а меня переложили на койку, да, лежа мне, определенно, легче.

Мама обняла меня и начала расспрашивать, а я, как и прежде врачу, отвечал только одно: не помню. Мама расстроилась, но старалась не подавать виду, а еще постоянно уговаривала, скорее себя, чем меня, что все будет хорошо, надо только подождать, потерпеть.

Наивно полагать, что я сдался, но у меня сейчас абсолютно нет сил пытаться что-либо сделать. Меня гораздо больше интересует девушка, о которой все, начиная вчерашним днем, говорят без умолку, но, как только я собрался спросить у мамы, кто такая Настя, как выяснилось, что приемные часы закончены, а маме надо ехать и увидимся мы теперь разве что через неделю, а там как получится.

*Настя*

На следующий день после нашего разговора с Андреем, он, как и обещал, повел меня гулять около моря. Однако веселья мне это никакого не доставило, так как Андрей ревновал меня ко всем, кто на меня смотрел, в конце концов я не выдержала:

- Слушай, Андрей, я знаю, что ты ревнуешь, но почему? Да и с чего ты решил, что имеешь на это право? Я не давала тебе согласия быть твоей девушкой, да ты, собственно, не предлагал.

- Я думал, что это само собой разумеется, ты ведь уехала со мной в Новороссийск, в Москве поехала со мной.

- Нет, очнись, ты целый месяц только и делал, что отталкивал меня, даже сюда мы приехали потому, что ты заставил.

- Ну, прости, что желаю, что бы ты была только моей, - он меня выбешивает, его самонадеянность, его же и погубит.

- Я никогда не буду твоей! – я крикнула изо всех сил, люди, что были на пляже, в один миг посмотрели на нас удивленным взглядом. На секунду мне даже показалось, что на всем пляже воцарилась тишина, но вскоре все стали заниматься своими делами, так как им были неинтересны разборки «парочки».



Аня Степцова

Отредактировано: 23.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться