Полёт мотылька

Размер шрифта: - +

Глава 17

Лия уехала с Уином, и я осталась практически одна. Единственными моими развлечениями были готовка, чтение книг и вечера, которыми я рассказывала сказки. Тёплая осень уже подошла к концу, поэтому на улице было холодно. В любимой беседке сидеть нельзя, пришлось перебраться в гостиную.

Вечерами мы сидели у камина, огонь весело трещал, озаряя комнату мягким светом. Дети часто засыпали у камина, когда сказка подходила к концу. Ребят забирали в комнаты их родители, а Грис оставался.

Мне всегда было больно наблюдать за маленьким Грисом.

Я укрывала мальчика пледом, садилась рядом, гладила по светлой головке и плакала. Маленький. Мне так его жалко.

Он перестал меня стесняться и я была единственным человеком, которому он доверял.

Несмотря на то, что в поместье жили прекрасные и отзывчивые люди, у каждого из них были свои заботы и никто не уделял внимание Грису.

Я узнала, что его родители угорели при пожаре. Его отец был конюхом, а мать служанкой в нашем доме. Холодной зимней ночью, они жарко растопили печь и произошло возгорание. Из-за чего, никто не стал разбираться. Проходящий мимо их дома кузнец, услышал крики и бросился в дом. Он смог вытащить только ребёнка, родителей не успел.

Родители Гриса были сиротами, поэтому родственников у него не осталось. Совсем никаких.

Слуги взяли бедного мальчика на кухню. Но у всех свои дети, внуки. Своих кормить и одевать надо. Поэтому маленький Грис всегда был одет с чужого плеча и не знал ласки и любви.

Поначалу он недоверчиво косился на меня, молчал, когда я задавала вопросы, убегал из дома и прятался от меня. Когда в столовой я садила его за стол и разрешала кушать всё, что он захочет, то он жадно хватал всю еду со стола, запихивал в рот. Кусками. Не прожёвывая. А потом он плакал. Горько. Громко. Навзрыд. От того, что живот резало внутри.

Но это его ничему не учило. В следующие разы всё повторялось. Он наедался, а потом плакал.

Я гладила его по голове, говорила, что никто не заберёт у него еду, а он не верил.

Когда Грис всё же покушал нормально, не хватая еду, как маленький, дикий зверёк, я была счастлива.

Так, шаг за шагом мы привыкали друг к другу. Он перестал быть пугливым, вечно жмущимся к двери мальчиком.

Грис научился слушаться меня. Он ещё не называл меня мамой, но я надеялась, что однажды этот день настанет.

 

Я решила съездить в город, для того, чтобы купить себе тёплой одежды. Заодно, я хотела приобрести одёжку для малышей, ведь их родители не могли себе позволить купить много одежды своим деткам.

— Грис, — я присела на корточки перед малышом, — поедешь со мной в город?

— Конечно, — воскликнул он. Зелёные, как весенняя листва глазки загорелись.

— Тогда иди тепло одевайся и мы поедем.

— Хорошо, — Грис вприпрыжку убежал, а я смотрела ему вслед и улыбалась.

Такой чудесный мальчик!

— Я готов, — предо мной стоял сияющий, как новогодняя ёлка Грис. Коротенькие штанишки, большая для него курточка.

— Пойдём? — я протянула ему руку и была очень удивлена, когда мальчик вложил свою ладошку.

— Пойдём, — он сжал ладошку, будто знал о чём я думаю.

В карете он восхищённо крутил головой, рассматривая проплывающие пейзажи, вывески магазинов.

Первым делом мы зашли в магазин детской одежды, где за прилавком стояла доброжелательная женщина.

— Добрый день, чем могу помочь? — с улыбкой спросила она.

— Здравствуйте! Помогите нам подобрать зимнюю одежду.

— Что конкретно Вас интересует?

— Всё. Начиная от нательного белья, заканчивая шапкой.

— Хорошо, — девушка вышла из-за прилавка. — Присядьте, я сейчас всё принесу.

Женщина скрылась, а я рассматривала магазин.

Столько одежды для малышей. Я вздохнула и положила ладошку на живот. Как же я хочу малыша! Своего. С глазами Яромара.

— Мамочка, — вдруг прошептал Грис, обнимая меня худенькими ручками за талию и прижимаясь носиком к животу. — Не расстраивайся.

Я почувствовала как по лицу покатились слёзы. Слёзы облегчения и радости.

— Мальчик мой, — я целовала его макушку. — Сыночек мой, — вдыхала его запах, ставший родным. Запах счастья.

Мы сидели в обнимку, пока не вернулась женщина, с кучей одежды в руках.

— Вот, выбирайте, что нравится.

Грис нерешительно сполз на пол и робко стал выбирать вещи. Вытащив из стопки красную шапку, он показал мне.

— Всё.

— Грис, нам надо больше вещей, — я нашла синий штанишки на подтяжках, красную рубашечку и протянула ему. — Надень.

Когда Грис с счастливой улыбкой выплыл из примерочной, спросила:

— Нравится?

— Да, — закивал головой.

— Хорошо, — улыбнулась ему.

Я купила ещё много вещей, зная, что у мальчика ничего нет.

— Хочешь себе домашнего питомца? Собачку, кролика?

— Хочу.

— Пойдём тогда выбирать.

Мы вошли в магазин с яркой вывеской «Маленький друг!».

— Кого ты хочешь? — спросила я у Гриса, но ответа не услышала.

Развернувшись, увидела, что ребёнок стоит у огромного аквариума с рыбками и прижавшись к стеклу носом, с восторгом смотрит за движением рыбок. Потом он переместился к другому аквариуму, где сидели жабы. Большие такие, скользкие, покрытые слизью. Бе!

Когда Грис смотрел на змей, я думала, что грохнусь в обморок. Ведь я пообещала купить всё, что он захочет.

— Это кто? — спрсил он у продавца, тыкая пальцем в корзину, с мохнатыми комочками.

— Нерадох.



Ефросинья Синявинская

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться