Полёт над городом

Размер шрифта: - +

Глава 22

Лида хваталась то за одно, то за другое, на кровати росли кучи одежды, в коридоре — горы обуви, а сумка оставалась полупустой. Голова шла кругом. Лида брала какую-нибудь фоторамку, смотрела на неё, пытаясь понять, брать или оставлять, наконец возвращала на место и хватала то, что стояло рядом.

Саша не выдержал её безрезультатной беготни по квартире, усадил на диван в гостиной и велел успокоиться.

 — Это не навсегда. Представь, что ты просто едешь с ночёвкой. Подождём, пока родители не вернутся, у отца есть знакомые в полиции, всё будет хорошо. Хотя я думаю, они сами тут не появятся, если я уеду.

 — Я хочу с тобой!

 — Ну Лид, мы же уже говорили об этом. Им нужен я, они станут искать меня, это опасно. У тебя школа, выпускной класс, экзамены на носу. Ты же сама говорила.

 — Плевала я на эти экзамены! — она вскочила и начала нервно расхаживать по комнате.

За окном уже светлело, а они так и не сомкнули глаз. Впрочем, спать и не хотелось.

Лида не слышала весь разговор, Саша сразу ушёл в свою комнату и говорил за закрытой дверью, и оттуда доносилось лишь глухое бурчанье, перемежаемое репликами на высоких тонах, в основном неласкового содержания. Разговор длился недолго, но вышел Саша злой и растерянный. Тут же заявил, чтобы Лида собирала вещи: она едет к подруге. Всё равно какой, Юле, Кристине, какой-нибудь Марине, Оксане — лишь бы к утру ноги её тут не было.

Лида запротестовала, твердила, что никуда не поедет одна, что останется с ним, но он ничего не слушал. Они крепко поругались, выясняя, за кем окажется последнее слово.

 — Ты несовершеннолетняя! — кричал Саша.

 — Через два месяца буду совершеннолетняя!

 — Вот тогда и будешь сама за себя отвечать! Какими глазами я буду на твою мать смотреть, если с тобой что-нибудь случится?

 — А если с тобой?! Как я буду смотреть в глаза дяде Серёже?

 — Ты здесь при чём?! С отцом я сам разберусь!

 — Да? Из гроба? После того, как тебя пристрелят?

 — Пупок развяжется у них меня пристрелить! Я им нужен. А вот ты...

Тут она не смогла возразить, потому что он был сто процентов прав. Бандиты нуждались в ней только в качестве рычага давления. Её могли пристрелить, изнасиловать, отпиливать по пальцу каждый день, если это сделало бы Сашу сговорчивее.

 — А если они не поедут за тобой, а найдут меня и попытаются достать тебя через меня?

 — Я сказал Михалычу, что ты мне не родная, и мне в принципе нет до тебя дела, что бы они с тобой ни сделали. Надеюсь, он поверил. Сиди, пожалуйста, тут, тихо и смирно, не подставляйся и меня не подставляй. Мог бы — отправил бы к родителям.

 — И правда, с ними уж было бы побезопаснее, — съязвила Лида, хотя на самом деле так не думала. Просто разозлилась.

Но Саша не стал огрызаться в ответ. Кинул холодный взгляд, Лида раздражённо отвернулась и пошла собирать вещи.

 

Мягко шурша покрышками, такси остановилось у знакомого подъезда. Саша вылез первым, достал из багажника объёмистую Лидину сумку. Отдавая, склонился к Лиде — и у неё ёкнуло сердце. Но он поцеловал её совершенно по-братски, по-дружески — в щёку.

— Если что, звони.

Она кивнула. И вдруг шатнулась вперёд, уцепилась за белую жёсткую рубашку, притянула к себе. Страшно было, что Саша оттолкнёт её, но ещё страшнее, что он уйдёт, исчезнет навсегда, что она больше его не увидит.

Когда он обнял её в ответ, пряча лицо в её волосах, Лида, хоть на сердце и лежала тяжесть, улыбнулась. Он победил, уезжал, оставляя её в безопасном, по его мысли, месте, она вроде как проиграла... но сейчас ей казалось, что победила как раз она. Именно сейчас, когда обняла его, и он не смог не ответить.

Такси уже давно исчезло из виду, а Лида всё ещё стояла у дороги, пока набухшие на глазах непрошеные слёзы не высохли.

Чёрт с ним, пусть себе уезжает, пусть себе старается, лишь бы ничего с ним не случилось. Если то, что она останется в городе, развяжет ему руки, так тому и быть.



Анна Мичи

Отредактировано: 14.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться