Полёт над городом

Размер шрифта: - +

Глава 24

Саша послушно, как большой ребёнок, поднялся. Пошёл за ней следом, не отпуская её руки. Лида вывела его во двор и здесь, под ярким светом фонаря, впервые разглядела как следует.

Небритый, с ввалившимися покрасневшими глазами, с потерянным взглядом. Он был непохож на самого себя, и почему-то в таком виде показался Лиде ещё ближе, ещё дороже. Она не удержалась и провела пальцами по его подбородку. Щетинка забавно кололась. Саша дёрнул головой.

— Что случилось? Разве ты не уехал?

— Я уехал... Не так далеко, в... — он назвал городишко неподалёку, — снял номер в гостинице... Но... — он опустил руки и вздохнул, — на меня нашло. Помню, что захотел тебя увидеть. А потом не помню ничего. Ни как оказался тут, ни даже сколько времени прошло.

Саша огляделся вокруг, потом посмотрел на себя. Поняв, что выглядит прилично: он был в джинсах и клетчатой рубашке с закатанными рукавами, на ногах серые кеды — явно успокоился и повеселел. Похлопав себя по карманам, выудил бумажник и телефон. Облегчённо вздохнул:

— По крайней мере, кажется, ничего не посеял.

— Ты опять бил стенки, — обвиняюще сказала Лида, заметив ссадины на костяшках.

Саша и ухом не повёл.

— Знаешь, я подумал... — он смерил взглядом турник во дворе — спортивный комплекс, объединённый с детской площадкой.

Подошёл к нему, подпрыгнул и повис. Рубашка задралась, из-под пояса джинсов показались боксеры и полоска голой кожи. Лида отвела глаза. Несколько раз подтянувшись, Саша оставил турник в покое и вернулся к ней. Продолжил фразу, будто не прерывался:

— Можем сбежать... тоже куда-нибудь за границу.

— И куда, например? — усмехнулась Лида. Знает же, что за границу ей не попасть.

— Куда-нибудь... да хоть в Японию. Интересно побывать в тамошних лав-отелях, — он тоже усмехался, стоя перед ней, зацепив большие пальцы за ременные петли, чуть покачиваясь на пятках.

Лида смотрела на него и не могла насмотреться. Он ей ужасно нравился. Весь с этой его нахальной рожей. С короткой стрижкой, чуть лохматой на макушке, хитро прищуренными карими глазами, с этой усмешечкой. Нравился фигурой, ростом, манерой смотреть на неё так, будто в следующий миг собирался выкинуть очередную шутку.

С каких пор? Она не знала. С первого взгляда он показался ей симпатичным, не больше. Но сейчас... сейчас, Юлька сто процентов была права — Лида и правда в него влюблена.

— Что ещё за «лав-отели»? – спросила она.

— Отели для секса. С самой разной обстановкой, от роскоши под барокко, кроватей с балдахином, до комнаты садо-мазо.

О господи.

Лида сделала вид, что закатывает глаза от ослепительности его юмора. Буркнула, мол, садо-мазо только ещё не хватало. И забралась на пологую детскую горку, стоявшую неподалёку. То ли заиграло в пятой точке детство, то ли захотелось отвлечься.

Металл лизнул прохладой спину и обнажённые икры. Лида скатилась и осталась сидеть внизу, ноги в песочнице. Саша подошёл и встал перед ней.

— В общем, похоже, мне лучше не расставаться с тобой.

Несколько холодных капель ужалило Лиду в лицо. Она подняла голову. Ночное небо было не разглядеть над деревьями, но в отдалении над городом тускло сверкнуло.

— Гроза... – прошептала Лида.

Саша тоже задрал голову. На открытой шее сильно выделился кадык, когда он произнёс:

— Ага... Кажется, первая в этом году.

Словно аплодируя, до них донёсся гром. Лида отряхнула ноги от песка и выпрямилась, стоя на горке.

— Пойдём, — Саша подал руку, будто предлагая свести Лиду вниз, как принцессу с трона.

Руку она приняла, но сходить не стала. Непривычно было не задирать голову, смотря ему в лицо: стоя на горке она была с ним вровень.

— Куда?

Саша замялся. Глянул в сторону Юлькиного дома, пожал плечами.

Лида молчала. Хотела услышать от него, что он вообще предлагает. Сначала бросил её одну в этом городе, полтора суток не подавал признаков жизни, чтобы сегодня вечером заявиться как ни в чём не бывало и бросить с барского плеча: «Похоже, мне лучше с не расставаться с тобой».

Ему лучше! А её чувства и желания в расчёт не принимаются?

Дождь усиливался. Крупные капли стучали по земле, глухо сыпались в песок, оставляя влажные следы, дробной перестрелкой бренчали по металлу горки.

— Промокнешь.

Саша не отпускал её руки. Потом вдруг придвинулся вплотную, привлекая Лиду к себе, обнимая. Лицо его оказалось так близко, что она невольно опустила глаза. Снова громыхнуло наверху среди деревьев. Шелест дождя становился явственнее.

— Что ты... – она не докончила вопрос, потому что сообразила: он пытался прикрыть её от дождя. – Дурак, — она оттолкнула его свободной рукой. – Какой же ты дурак.

Саша поймал и эту руку. Заглянул Лиде в глаза.

— Ты права, — согласился вдруг.

Она занервничала. Дождь вошёл в полную силу, барабанил по Сашиной голове, по плечам, стекал по лицу, по волосам — и Лида чувствовала, что с ней он обходится так же: ласково и безразлично. Вода уже потекла по спине. Но ни вода, ни молнии, ни гром её не беспокоили и вполовину так сильно, как парень рядом, и взгляд, гладящий её лицо.

Она не запомнила, когда соприкоснулись их губы, кто был первым. Может быть, Саша, наконец накрывший её рот своим, может быть, она сама, не выдержав, потянувшаяся к нему. Как бы то ни было, тёплый майский дождь лил не переставая, и под этим дождём они целовались, как будто впервые и одновременно как будто в последний раз.

Он нависал над ней, упираясь локтем, ладонью придерживая её затылок, а другой поглаживал её влажное тело, застревая рукой в мокрой ткани и скользя по коже в тех местах, где она была обнажена. Со стороны, наверное, они представляли собой презабавнейшее зрелище... а может, презавиднейшее.



Анна Мичи

Отредактировано: 14.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться