Полёт над городом

Размер шрифта: - +

Глава 28

Лида повернулась и кинулась назад. Поначалу старалась двигаться незаметно, прячась за спинами других, потом, отдалившись на приличное расстояние, припустила бегом. Сердце её подпрыгнуло снова, когда, выбежав из ворот, она обнаружила, что над Сашей на корточках присела цыганка.

Испугавшись за него, Лида подбежала и оттолкнула девушку. Мельком осмотрела Сашу: вроде бы всё с ним было в порядке. Сумку тоже, кажется, никто не трогал.

Цыганка, невысокая носатенькая девушка в длинной розовой юбке, с розовым же платком на макушке, что-то спросила. Лида бросила на неё быстрый взгляд и помотала головой.

— Он тоже наш? — девушка указала на Сашу.

«Тоже»? Лида промолчала. Цыганка подождала немного и ушла, пожав плечами. Лида осторожно перевернула Сашу на спину. От его измученного вида чуть снова не заплакала. Губы запеклись, под глазами синяки, дышит едва-едва. Его бы домой, он бы отлежался. Положить в прохладу, дать попить. Так нет. Надо срочно что-то придумать, как-то утащить его отсюда. Бандиты пока с другой стороны рынка, но наверняка придут.

— Эй, девушка.

Лида обернулась.

Над ней, загораживая солнце, стояла группа из нескольких девушек и женщин. Ближе всего была полная цыганка на вид лет двадцати пяти. Чёрные кудрявые волосы выбивались из-под синего платка, туго скрученного на макушке. Из-за её плеча выглядывала та самая носатенькая, которая только что сидела над Сашей.

— Мы уходим. Ты с нами?

Лида от удивления не сразу нашлась с ответом. Оглянулась на Сашу, словно он мог что-нибудь посоветовать.

Наверное, она бы ответила решительным «нет», если бы в этот момент не послышались крики: «Да вон же они!», и из рыночных ворот не вынырнули бы люди в чёрных куртках и нахлобученных кепи, невзирая на жару.

— Я с вами, — быстро сказала Лида. — И он.

Старшая посмотрела на Сашу, потом снова на Лиду:

— Он твой муж?

— Брат.

Цыганка кивнула. Слишком поздно. Бандиты уже были в двух шагах, и в следующую секунду Лиду сильно толкнули и прижали к ограде, заламывая руки назад. Твёрдое, пахнущее потом мужское тело прижалось к ней сзади, рождая чувство отвращения.

— Попалась, шлюшка, — сказал над ухом грубый голос.

— Берите парня и в машину его! — скомандовали в отдалении.

Лида, краем щеки проехавшись по жёстким доскам, ухитрилась вывернуть голову достаточно, чтобы увидеть, кто её держал. Так и есть, тот самый, из отеля. Других она не знала. Видимо, Михалыч набрал новую команду после того, как Саша на складе вывел из строя предыдущую.

— Дебила кусок! Машину сюда пригони, не тащить же его через весь рынок!

Слёзы потекли по щекам. Всё пропало. Их разлучат, её спрячут, отправят куда-нибудь далеко. Когда Саша придёт в себя, ему покажут видеозапись, где с Лидой творят что-нибудь ужасное. Пригрозят, что будет хуже, если он не послушается. И он наверняка станет выполнять все их требования и завязнет в их делах ещё глубже. Станет преступником. И Лиду тоже вряд ли когда-либо отпустят.

Краем глаза она видела, что цыганки всё ещё стоят совсем рядом. Один из бандитов исчез в толпе покупателей, второй замахнулся на женщин, словно угрожая. Однако старшая из них, вместо того чтобы испугаться, вдруг сунула в рот пальцы и пронзительно засвистела.

— Ты что... — бандит не успел договорить.

Прятавшиеся за старшей девушки, как единая команда, похватали с покрывала скарб, которым торговали, и накинулись на бандитов. Откуда ни возьмись появились дети, которые, как мелкие собачонки, падали мужчинам в ноги, цеплялись на них мёртвым грузом, визжали и кусались.

Чужая хватка ослабла, и Лида вывернулась из рук бандита, заодно пнув его куда попало. Попало преотлично — как раз в голень, и бандит взвыл, сгибаясь. Девчонка в розовой юбке, задорно подмигнув Лиде, врезала мужику блестящей кастрюлькой. Серебрившиеся под ярким солнечным светом в руках цыганок разные кастрюли, чайники, кофейники и вычищенные до блеска сковородки придавали происходящему оттенок безумного фестиваля.

Старшая гортанным голосом отдала какое-то приказание, и цыганки начали теснить бандитов прочь от ворот рынка. Лида увидела охранника — не того, к которому приставала с просьбой о помощи, но тоже в серо-синей форме. Он смотрел на развернувшуюся битву и открыто хохотал. Похоже, у него не было никакого желания вмешиваться.

Лида выхватила металлическую кастрюльку с длинной ручкой у ближайшей девушки и вступила в бой. Не прошло и пары минут, как оба бандита с руганью и угрозами ретировались.

Старшая сдула с лица растрепавшиеся чёрные волосы, подбоченилась и широко заулыбалась. Ребятишки уже прятались в её юбках, превратившиеся в один миг из чумазых демонят в застенчивых милых деток. Их было трое, от трёх до шести примерно лет.

— Меня зовут Патрина, — сообщила цыганка. И, поочерёдно указывая пальцем на каждую из своих соратниц, назвала: — Рада, Сенка, Галя, Злата, Ринка, Ксения.

Девушка в розовой юбке помахала рукой, тоже заулыбалась. Её звали Златой.

— Лида, — представилась Лида, вытирая трудовой пот. — Его зовут Саша.



Анна Мичи

Отредактировано: 14.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться